Кремль дал поделить богатства России трем процентам населения

  • 13 апреля 2019 07:50
  • Просмотров: 1122
Фото: ТАСС Фото: ТАСС

Видимо, так власть страны борется с бедностью 97% жителей всей страны

Пропасть, разделяющая состоятельную российскую элиту и народное большинство оказалась просто гигантской. На всего 3% населения приходится 89% всех финансовых активов, 89% всех наличных сбережений и 92% всех срочных вкладов, пишет «Коммерсант». Причем, за последние пять лет эти цифры выросли. Фактически, эти люди владеют всей страной.

В то время как 20% населения с самыми низкими доходами впору считать даже не бедным, а нищим. На них приходится 6% финансовых активов, 3% наличных и 4% банковских вкладов. «Объемы финансовых активов населения почти полностью определяются богатейшей группой населения», — отмечают экономисты. Никакого другого вывода из этого сопоставления не сделаешь.

Загрузка...

Масштаб концентрации богатства в руках подавляющего российского меньшинства кореллирует с цифрами ежегодного обзора благосостояния The Global Wealth Report, публикуемыми Credit Suisse. В 2012 году швейцарцы отмечали, что 1% россиян контролировал 71% всех доходов в стране. Спустя несколько лет, эта цифра увеличилась до 75%.

Таким образом, президент Владимир Путин был прав, когда поставил правительству задачу борьбы с бедностью. Речь шла о сокращении числа бедных вдвое. Но вот сказать, что эта задача успешно выполняется, увы, нельзя. Число людей за чертой бедности вот уже который год «плавает» вокруг отметки в 20 млн человек.

Если его и пытаются уменьшить, то, скорее, ухищрениями по линии Росстата. С приходом нового руководства на это указывают многие. Однако, все равно получается плохо. Более того, уже установлено, что затеянная правительством пенсионная реформа увеличит бедность, так как лишенные пенсий предпенсионеры скорее всего не смогут найти работу.

Получается правительство недееспособно — не может выполнять поставленные президентом задачи? Тогда почему министры его социально-экономического блока по-прежнему на своих постах? Не пора ли их сменить? А если президент считает, что Дмитрий Медведев и впредь может саботировать работу, от которой зависит благосостояние большинства, то ответственность падает на него самого.

— Опубликованные цифры неравенства — это результат концентрации капитала, — говорит экономист Василий Колташов. — Небольшая группа населения с каждым годом владеет все большим и большим богатством.

Однако, проблема в первую очередь в том, что наряду со сверхбогатыми существует колоссальная бедность. Неспособность большого числа людей приобретать имущество, наращивать свои доходы, состояние, выраженное в разных материальных благах, включая недвижимость. Но именно они, мало чем владея, платят основную массу налогов. А поэтому государственная политика просто блокирует это их положение. Они оказываются там, где находятся.

Да, в стране есть небольшое количество отдельных представителей этого слоя, у которых перспективы имеются. В основном за счет карьерного роста, роста зарплаты, квартиры в ипотеку, отдыха за границей и т. п. Но это группа ограничена по-своему размером. А кроме того, в последние годы она не расширяется. Наоборот, ее доходы просели. Отсюда возмущение теми 3 процентами, которые владеют почти всем.

«СП»: — Разве такое неравенство не опасно для власти? Не разумно ли перераспределить богатства страны более справедливым образом, чтобы не допустить чрезмерного социального напряжения?

— Сама по себе эта ситуация для верхов не опасна. Эта пропорция говорит только о распределении благ, а не о политических и социальных последствиях, каких-то действиях. Наше государство считает, что с этим ничего делать не надо. Никакого обратного перераспределения благ не будет. Все отнять и поделить не получится. К сожалению, это сохранится надолго.

«СП»: — Но, если бы государство вдруг решило сменить курс. Что, по-вашему, надо сделать?

— Нужна другая экономическая политика, которая обеспечит уменьшение материальной нагрузки на население. Чтобы люди не отдавали деньги этим 3 процентам. Например, необлагаемый налогами минимум доходов. Хотя бы 50 тысяч рублей. Нужна прогрессивная налоговая шкала. Тогда постепенно положение основной массы населения будет улучшаться. А ведь это главные потребители в экономике. Без роста их благосостояния экономика расти не будет. И богатство 3-х процентов тоже.

Но сами эти 3 процента никогда не демонстрировали своей заинтересованности в том, чтобы люди жили по другому, чтобы обеспечить какое-то перераспределение. Наоборот, они всеми силами выступают против даже прогрессивного налога, не говоря даже о пересмотре владения имуществом и и возврате незаконно приобретенного. Об этом ни один из них ни разу не говорил. И не скажет.

По мнению ведущего научного сотрудника Института социологии РАН, к. э. н. Леонтия Бызова, нынешний состав правительства не способен на радикальную смену экономической политики.

— В нулевые годы у части людей, входившей в средний класс, была позитивная динамика. Тогда представители массовых профессий, бюджетники выходили из положения бедных, стали позволять себе платные услуги, досуг, ипотеку и многое другое, и их не сильно волновало, что кто-то имеет миллиарды. Это обеспечивало социальную стабильность. Социологи называют это неформальным контрактом. Мол, нам все равно сколько вы наверху воруете денег, главное, не мешайте жить нам. К тому же люди сравнивают себя со своим окружением, а не с миллиардерами, которые далеко.

За последние пару лет ситуация изменилась. Сейчас они оказались отброшены в зону ниже среднего класса, а некоторые стали даже бедными. Это так называемые «новые бедные». К тому же перспектив у молодежи нет никаких. И на этом фоне расслоение — эти 3 процента стали снова людей до крайности раздражать. Поэтому мы видим, что популисты, вроде Навального активно работают по этой теме и встречают у многих понимание.

«СП»: — По этой теме работает не только либеральная, но и левая оппозиция…

— Сейчас активно формируется то, что называется классовым самосознанием. Люди понимают, что они с этим состоятельным меньшинством враги. Никакого социального мира нет. Мол, они сами расторгли социальный контракт. Причем не только обогащаются, но и мешают жить обычным людям, лезут в карман, повышают пенсионный возраст, борются с самозанятостью. Обложили со всех сторон. Но возможности эффективно протестовать пока нет. Все решает власть.

Это активное недовольство начинает прорываться по другим направлениям. Например, из-за мусорных полигонов. Это является отголоском общего сознания, что мы враги. Поэтому это очень опасная ситуация. Пока нет социального детонатора, все развивается в вялотекущей парадигме. Но как только случатся события, которые сыграют роль детонатора, можно ждать серьезных социальных потрясений.

«СП»: — Почему бы власти не сменить свою социально-экономическую политику и избежать этих потрясений?

— Экономический блок правительства, которому доверяет и президент, — в какой-то степени это и его позиция, придерживается либерально-монетаристских взглядов и не допустит, например, изменения налоговой шкалы на прогрессивную. Потому что макроэкономическая теория говорит о том, что это экономике пользу не принесет. Поскольку они мыслят технократически, а не социально, то недооценивают значение социальной напряженности как фактора риска.

Более того, все происходит ровно наоборот. Риски крупного бизнеса, например в связи с санкциями, гасятся государством. Бедным же слоям населения никакие долги не списываются, коммунальные тарифы растут, цены на бензин тоже, жизнь людей становится все более и более трудной.

О том, что за люди составляют социальный слой держателей почти всего российского богатства, нам рассказал журналист, автор расследований против чиновников и олигархов Сергей Ежов.

— Вопиющее неравенство и концентрация капиталов несут не только этические и экономические проблемы. Но и вызывают нашу неспособность вообще понимать друг друга. Возьмем только некоторых представителей «золотых» трех процентов россиян, оторванных от реальной жизни.
У главы госкомпании «Газпром нефть» и президента РФС Александра Дюкова в собственности квартира за 780 млн рублей. У губернатора Тверской области Игоря Рудени — жилье за 600 млн рублей. Анатолий Чубайс получает только в Роснано и только зарплату в 41 млн рублей. А самый богатейший россиянин Леонид Михельсон дарит своей дочке квартиру за миллиард.

«СП»: — Сытый голодного не разумеет…

— С таким достатком эти люди из 3% действительно если и могут осознавать нужды «простых» россиян, то с огромным с трудом. Они, как представитель Кремля Дмитрий Песков, «не понимают», как это людям может не хватать денег на еду и обувь. И вслед за включенной в круг элиты Анастасией Волочковой склонны винить в бедности самих граждан, которые якобы «курят на завалинке бычок».

«СП»: — Да, прима что-то сурова со своими небогатыми соотечественниками…

— Волочкова повторила любимый тезис «Единой России» и чиновников: если вам не нравится, как устроена страна, вставайте и уезжайте. Но тех, кому нечему радоваться — 97%. Может, это 3% встанут и уедут? Тем более, и виллы в Европе с квартирами в США у них имеются. Да и на частных самолетах «валить» удобнее.

Свободная Пресса