Министр финансов Хакасии не видит ничего страшного в казначейском сопровождении

  • 14 февраля 2018 09:29
  • Просмотров: 2645
Скриншот с видео ГТРК Хакасия Скриншот с видео ГТРК Хакасия

Введение казначейского сопровождения в Хакасии - это нормальная мера и ничего страшного в этом нет. Такое мнение высказала министр финансов республики Ирина Войнова в интервью для «Вести Хакасия» (ГТРК).

В своем выступлении она мягко, но ясно дала понять, что не согласна с руководителем Минфина РФ Антоном Силуановым, призвавшим не доводить финансовую ситуацию до ручки.

«Я все-таки назову два региона - Мордовия и Хакасия, которым надо очень серьезно заниматься своими решениями, своими управленческими решениями, с тем чтобы не доводить финансы региона до ручки, если можно так сказать», - сказал министр в Госдуме.

Напомним, Антон Силуанов в октябре минувшего года подчеркнул, что бюджет региона «исполняется на базе казначейского сопровождения», поставив таким образом вопрос доверия к хакасским руководителям, в том числе и к парламенту, «который не может нормально принять реалистичный бюджет».

Также Ирина Войнова в своем интервью удивилась подачей федеральных СМИ о введении в регионе внешнего управления:

«Внешнее управление в субъекте федерации вводиться не может, потому что ни одно федеральное законодательство такой меры не предусматривает, этого в принципе не может быть!»

Однако региональный министр упустила один важный момент: в начале февраля президент Владимир Путин одобрил принятые поправки в закон «Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ». Одобренные президентом страны изменения позволяют центру получать полный контроль над органами власти российских регионов, забирая полномочия у региональных управленцев (с изменениями можно познакомиться здесь).

Минфин же Хакасии делает вид, что республики эти поправки никак не касаются, да и казначейское сопровождение не наказание, а чуть ли не благо.

«Казначейское сопровождение - это когда казначейство осуществляет особый контроль за отдельными видами расходов: заработная плата, соцвыплаты, отчисления в ФОМС. Если по данным расходам возникает просроченная задолженность, то на другие направления казначейство расходы не пропускает.

Хорошо это или плохо и как это мешает осуществлять расходы для других органов власти, в принципе, я считаю, в этом ничего страшного нет, потому что выплата заработной платы, соцвыплаты, и ФОМС - это и так первоочередные расходы.

В принципе, это особо никак не влияет на функционирование органов власти», - сказала Ирина Войнова.

Что еще остается

Интервью по просьбе 19rus.info прокомментировал депутат Абаканского горсовета, экономист Евгений Мамев:

"Сюжет оставляет впечатление в стиле «все хорошо, прекрасная маркиза». Хотя, собственно, иных вариантов представлять ситуацию, как делать хорошую мину при плохой игре, у чиновников не остается. Так, г-жа Войнова заявляет, что в принципе соглашение о казначейском сопровождении можно было и не заключать. Однако вот что пояснили в Федеральном казначействе:

"В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 26.12.2016 № 1482 заключены соглашения о выполнении Управлениями Федерального казначейства по Республике Хакасия и по Костромской области отдельных функций при исполнении бюджета Республики Хакасия и бюджета Костромской области в целях предоставления указанным субъектам Российской Федерации из федерального бюджета бюджетных кредитов для частичного покрытия дефицита бюджета».

Если обратиться к указанному постановлению, то узнаем, что такое соглашение в обязательном порядке должно содержать следующие положения:

- о передаче органу Федерального казначейства полномочий финансового органа субъекта Российской Федерации по учету бюджетных обязательств и санкционированию оплаты денежных обязательств получателей средств бюджета субъекта Российской Федерации;

- об очередности списания денежных средств, а также перечень первоочередных расходов бюджета субъекта Российской Федерации, устанавливаемый Министерством финансов Российской Федерации и включающий в том числе расходы по оплате труда работников бюджетной сферы и расходы на иные публичные нормативные обязательства;

- о недопустимости проведения кассовых выплат по расходным обязательствам субъекта Российской Федерации, не включенным в перечень первоочередных расходов, при наличии просроченной кредиторской задолженности по расходным обязательствам субъекта Российской Федерации, включенным в перечень первоочередных расходов.

Первый пункт собственно и является введением внешнего управления. Хотя должен отметить, что в законодательстве такого понятия как «внешнее управление» действительно нет, тут г-жа Войнова права - это журналистская интерпретация такого процесса как «передача полномочий органов государственной власти субъекта Российской Федерации федеральным органам государственной власти», чтобы людям понятнее было, да и короче говорить. Но сути дела это не меняет - управление денежными операциями по сути выполняется федеральным казначейством. Ну а нашим чиновникам остается только рассказывать, что это хорошо, и они бы и сами так бы делали все то же самое, что и федералы.

Республиканскому правительству пришлось согласиться на унизительное введение казначейского сопровождения из-за необходимости получения бюджетных кредитов. Более того, это же требование установлено и для процедуры реструктуризации бюджетных кредитов на семь лет. Также там присутствует и требование к дефициту бюджета - менее 10%, и о снижении уровня госдолга к собственным доходам до менее 140%. Именно этими требованиями, на мой взгляд, в первую очередь и вызваны озвученные «успехи» нашего правительства по итогам 2017 года - снижение уровня госдолга до 136% и дефицита бюджета 2018 года до 7%. Дело в том что бюджетные кредиты даются сроком на год, и если правительство не выполнило бы требования для реструктуризации госдолга, то в этом году пришлось вернуть 14,5 млрд руб. бюджетных кредитов. Очевидно, что это нереально. Поэтому, на мой взгляд, пошли на небольшое "креативное решение" - попросили крупный бизнес заплатить налоги авансом за следующие периоды, а в бюджет 2018 года не включили часть расходов. Так, по налогу на прибыль имеем рост около 32%, хотя статистика говорит о том, что прибыль прибыльный предприятий снизилась на 4,6% (январь-ноябрь, за декабрь данных нет). С чего бы расти поступлениям налога? Да еще учитывая, что в прошлом году из всей суммы поступлений налога на прибыль видимо около миллиарда также составили авансы.

А на последней сессии горсовета Абакана в ответ на мой вопрос было озвучено, что в бюджете города отсутствует около 400 млн руб. республиканских субвенций по зарплатам в образовании – соответствующие расходы просто не заложены в республиканский бюджет, а это фонд оплаты труда педагогов примерно за два месяца. По другим муниципалитетам ситуация, думаю, схожая. Если бы все эти суммы были учтены в бюджете, его дефицит мог бы превысить 10%. Хотя совсем недавно г-жа Войнова говорила, что «впервые за несколько лет нам удалось изначально - не потом изменениями в течение года, а изначально - при принятии бюджета в полном годовом объёме предусмотреть расходы на заработную плату и социальные выплаты». Поэтому прежде чем говорить об отсутствии претензий по итогам трех проверок, хотелось бы взглянуть на соответствующие отчеты. Пока же ситуация выглядит так, что казначейское сопровождение ввели как раз после этих проверок. И с чего бы г-ну Силуанову и г-ну Макарову делать столь резкие заявления в адрес республики, если все хорошо.

По моим расчетам, сумма авансов в бюджете может составлять около 4 млрд руб. Если это действительно так, то ожидаемые поступления от инвестора в размере около 5 млрд руб. лишь смогут покрыть выпадающие поступления налогов из-за зачета авансов. Не думаю, что бизнес и после президентских выборов будет продолжать платить налоги наперед. А с учетом негласного запрета на наращивание госдолга этих денег в лучшем случае только-только хватит свести концы с концами. Так, в 2015 году прирост госдолга составил 5,8 млрд руб, а в 2016 году – 6,2 млрд руб. И только в 2017 году удалось снизить темпы наращивания госдолга - до 1,7 млрд. руб. Но это дорого обошлось республике - задержки зарплат и пособий, аресты счетов, отсутствие лекарств, долги перед поставщиками и т.д. Но будем надеяться на чудо - нашелся же добрый инвестор, согласный заплатить налоги в республике. Хотя тут отдельная история…"

P.S.

Госдолг Хакасии по состоянию на 1 января 2018 года: государственные ценные бумаги - 10 млрд руб. (снижение за месяц на 279 млн), госгарантии - 3,9 млн (снижение на 43,5 млн), бюджетные кредиты - 14,6 млрд (рост на 7,5 млрд), коммерческие кредиты - 0 (снижение на 7,2 млрд). В итоге Хакасия закончила год с госдолгом в размере 24,6 млрд (снижение за месяц на 43,5 млн).