Анатомия слухов: монополии нового срока

  • 17 декабря 2017 07:52
  • Просмотров: 1135
Фото: kremlin.ru Фото: kremlin.ru

Пресс-конференция президента, санация Промсвязьбанка и приговор Улюкаеву стали главными околополитическими темами недели

Владимир Путин вновь стал главным ньюсмейкером. Теоретически это должно было случиться в связи с тем, что Совет Федерации 15 декабря официально назначил дату президентских выборов, то есть дал старт избирательной кампании. Как-никак Путин — ее фаворит. О своем выдвижении он заявил еще 7 декабря, а в четверг, 14 декабря, уточнил, что пойдет на выборы как самовыдвиженец, будет собирать подписи.

Казалось бы — политическая сенсация. По крайней мере, представить эту новость именно так наверняка хотелось бы кремлевским политтехнологам из команды Сергея Кириенко, которые планируют ход предвыборной кампании. Однако интерес к выдвижению Путина предельно низок. И его очень трудно подогревать. Всем и так уже давно понятно, что на выборы он идет лично, вероятность появления преемников предельно низка. Ну, а в какой именно форме состоится выдвижение — это важно, в первую очередь, для парламентских партий (особенно — для «Единой России»), ведь Путин мог подчеркнуть их политическое влияние. Но вместо этого он окончательно их делегитимизировал, показав, что в стране нет никаких политических институтов, а он — национальный лидер — намерен общаться с народом только напрямую, без каких бы то ни было посредников.

Что касается, так скажем, широких слоев политических слухмейкеров, то для них самовыдвижение президента никакого интереса не представляло, равно как и дата назначения выборов. Это явно не темы для слухов, хоть кремлевские пиарщики и пытались доказать обратное в последние месяцы. Иное дело куда менее публичные процессы, которые косвенно затрагивались на президентской пресс-конференции.

Например, такой темой был судебный процесс над экс-министром экономического развития Алексеем Улюкаевым. Владимир Путин не стал защищать бывшего члена правительства из старой команды условных «либералов». Напротив, он откровенно встал на сторону своего старого знакомого — главы «Роснефти» Игоря Сечина, который, по словам президента, на вполне законных основаниях не пришел в суд и уклонился от дачи свидетельских показаний, несмотря на то, что является, с точки зрения уголовного дела, главным пострадавшим.

Естественно еще в четверг многие сделали вывод, что на следующий день, когда суд будет выносить приговор Улюкаеву, мнение президента будет учтено. В итоге экс-министр получил аж восемь лет колонии строгого режима. И это, памятуя о предшествующей пресс-конференции, комментаторы сразу назвали решительной победой Игоря Сечина.

«Кто же в реальности управляет Россией?» — начали задаваться вопросом журналисты и аналитики. Не глава ли «Роснефти» — реальный хозяин государства? Другие же заговорили о том, что Улюкаев, вероятно, чем-то провинился лично перед Владимиром Путиным. Например, говорил о намерении уволиться и уехать жить в Европу (и это в условиях санкций и посткрымского противостояния с Западом!) Есть и прямо противоположная версия: мол, Владимир Путин и хотел бы освобождения Улюкаева, но напрямую давить на суд не готов, а на его намеки никто обращать внимания не хочет. Так что единственное, на что может рассчитывать бывший министр — это выйти на свободу досрочно, «по состоянию здоровья».

Впрочем, главный вопрос, который возник после вынесения приговора Улюкаеву, лишь косвенно был связан с его делом. Речь о политическом будущем нынешнего главы правительства Дмитрия Медведева. Большинство аналитиков давно пришли к выводу, что Владимир Путин не собирается снимать его с поста премьера. Президент косвенно это подтвердил и в ходе пресс-конференции, рассуждая о том, какой важный орган власти — правительство и как сложно там работать и им руководить. Но ведь приговор Улюкаеву ставит вопрос о том, только ли глава государства может в современной России «снять» премьер-министра? Ведь под словом «снять» может подразумеваться что-то совсем другое, нежели подписание президентом указа об отставке председателя правительства.

Этот же вопрос, кстати, касается и председателя Центробанка Эльвиры Набиуллиной. На пресс-конференции были заданы сразу несколько вопросов, которые фактически подталкивали Путина осудить работу ЦБ. Однако президент встал на защиту Набиуллиной. Президент явно не готов ее «сдавать» и поддерживает действия регулятора по «зачистке» российского банковского рынка.

 После того как очередной «жертвой» санации ЦБ в пятницу стал Промсвязьбанк, о возможности отзыва лицензии у которого давно ходили слухи, в околополитической тусовке возникла интересная версия, объясняющая все происходящее. В соответствии с ней, как говорит источник, знакомый с ситуацией, Центробанк готовится к созданию нового гигантского госбанка, наподобие Сбербанка или ВТБ. Для этого в единое целое будут объединены активы ранее перешедших под управление команды Набиуллиной Бинбанка и банка «Открытие». Частью этой новой финансовой мегаструктуры окажется и ПСБ. Вопрос только в том, «под кого» это делается?

Источник, знакомый с ходой этой операции, утверждает, что руководить новой мегаструктурой будут бывшие менеджеры ВТБ24, а возглавит ее Михаил Задорнов. Однако другой источник, близкий к Центробанку, не исключает, что Задорнов будет лишь техническим управляющим, а сам новый госбанк, если он появится в 2018 году, создается под другого человека. Один из вариантов — его возглавит сама Эльвира Набиуллина, которая все же покинет пост главы ЦБ под давлением своих многочисленных противников как во власти, так и среди предпринимательского сообщества.

Другой вариант — назначение главой этого госбанка Дмитрия Медведева. Правда, не в 2018 году, а позднее, когда он все же уйдет с поста главы правительства. До этого же времени банком и правда будут руководить бывшие менеджеры ВТБ24. Подобно тому как «Роснефть» стала крупнейшей компанией в своей отрасли, новый мегабанк (формально, скорее всего, лишь частично государственный, а значит не попадающий под новые американские санкции) будет претендовать на ведущие роли в российском финансовом секторе.

Впрочем, ясность здесь, скорее всего, до президентских выборов не наступит, и для того, чтобы проверить эти слухи, придется дождаться марта 2018 года. А точнее, даже начала апреля, потому что сразу после выборов какое-то время займут формальные процедуры по формированию новой команды избранного главы государства.

Иван Преображенский, ИА РосБалт