В Хакасии прокурор помог потерпевшему сбежать из зала суда?

  • 26 ноября 2018 21:05
  • Просмотров: 4113
В Хакасии прокурор помог потерпевшему сбежать из зала суда?

В Абаканском городском суде (Хакасия) рассматривается дело, которому на 19rus.info был посвящен ряд материалов. В частности «Абаканский горсуд. Дело в духе 90-х?» и «Суд отказал защите в просьбе проверить доказательства обвинения на предмет фальсификации».

Дело примечательно своей отсылкой в 90-е годы, когда так называемое «крышевание» бизнеса в стране было весьма распространенным явлением. Ныне на скамье подсудимых оказались 6 человек, которые, по версии следственных органов, организовали поборы с казахских предпринимателей, занимавшихся на территории Хакасии скупкой лошадей и вывозом их за границу. Подсудимые свою вину не признают, указывая на то, что ничего противозаконного они не совершали.

Разбирательство в суде тянется около полутора лет, а следствие с момента возбуждения дела длится уже четвертый год. Все это время подозреваемые находятся за решеткой. До настоящего момента свои доказательства представляла сторона обвинения.

Данный судебный процесс ИА «Хакасия» отслеживает регулярно, он с самого начала привлек к себе внимание большим количеством странностей. Но сейчас скопление этих странностей стало напоминать снежный ком, катящийся с горы.

Особо в череде несостыковок стоит упомянуть поступок председательствующего судьи Ивана Степанкова, который на период допроса очередного потерпевшего по просьбе прокурора удалил из зала суда представителя СМИ и всех слушателей. При этом решения о проведении судебного заседания в закрытом режиме не выносилось. В результате получился нонсенс, вызвавший полное недоумение у юристов - открытое судебное разбирательство стало закрытым для прессы и лиц, не являющихся участниками процесса.

Данный факт стал на 19rus.info темой публикации «Законно ли Абаканский суд закрыл рассмотрение уголовного дела от СМИ». За разъяснением о законности таких непонятных действий судьи Степанкова редакция обратилась с журналистским запросом к председателям наших судов. Вразумительного ответа до сих пор так и не получено, однако после запроса ограничения на присутствие были сняты. Так или иначе, но приходится констатировать, что 14 судебных заседаний корреспондент был вынужден провести под дверями зала суда.

Апогеем же в этом процессе стало неожиданное и бесследное исчезновение из здания суда очередного потерпевшего по делу гражданина Казахстана Сардора Анартаева.

Произошло это 15 ноября. В очередном судебном заседании вопросы потерпевшему задавала сторона защиты. Поскольку русским языком он не владеет, то допрос осуществлялся с помощью переводчика.

Ситуация начала обостряться, когда на вопрос адвокатов, не привлекался ли Анартаев к уголовной ответственности за кражу лошадей, потерпевший, занервничав, ответил отрицательно.

То, что он обманул суд, выяснилось сразу же после оглашения находящегося в материалах дела приговора, из которого следует, что Анартаев был осужден. И осужден именно за конокрадство.

Дальше больше. В полный тупик потерпевшего поставил вопрос о том, почему, не понимая русского языка, он, как следует из протокола допроса, проводившегося в Казахстане, попросил казахского следователя допрашивать его по-русски. Кроме универсальной фразы «не помню», он ничего ответить не смог.

Далее адвокаты начали выяснять, каким образом Анартаев, не зная (по его собственному утверждению в суде) города Абакана, на допросе в Казахстане подробно и четко назвал адреса, где происходили события, описанные в протоколе его допроса.

Однако в самый разгар неудобных вопросов защиты к гражданину иностранного государства подоспела помощь со стороны прокурора. Государственный обвинитель Елена Васильева вдруг попросила об объявлении перерыва, по ее словам, для того, чтобы принять лекарство. Судья, удовлетворив просьбу прокурора, прервал допрос потерпевшего стороной защиты.

После короткого перерыва обнаружилось, что и потерпевший Сардор Анартаев и его переводчик Дильшат Усманов исчезли. Председательствующий сообщил, что ни у него, ни у службы судебных приставов нет информации о том, куда и каким образом потерпевший и переводчик пропали из здания суда.

Ни чуть не удивившись и не проявив беспокойства по поводу внезапного исчезновения потерпевшего (которого, кстати, охраняли несколько сотрудников СОБРа, также бесследно испарившихся), гособвинитель Елена Васильева буднично предложила «продолжать процесс без них, а если появятся, то появятся».

Следующее заседание, состоявшееся 16 ноября, ясности в ситуацию не внесло. Ни Анартаев, ни Усманов в суде так и не появились.

Сторона защиты начала с ходатайств об истребовании записей с камер внутреннего и наружного наблюдения с целью установить обстоятельства такого внезапного исчезновения участников процесса. Однако попытки стороны защиты, желавшей закончить допрос, выяснить, куда исчез потерпевший вместе с сопровождавшими его сотрудниками СОБРа и переводчиком, не встретили понимания со стороны суда.

Председательствующим во всех ходатайствах адвокатов, направленных на получение либо обеспечение сохранности видеозаписей с камер наблюдения, было отказано.

«Судья Степанков мотивировал отказ зафиксировать обстоятельства исчезновения допрашиваемого потерпевшего тем, что в настоящий момент идет стадия представления доказательств стороной обвинения. На мой взгляд такая формулировка не выдерживает никакой критики! При чем здесь стадия?», - недоумевает адвокат Валентина Игольникова.

«То, что гособвинитель не выражает тревоги или удивления по поводу пропажи потерпевшего, о допросе которого сама ходатайствовала, и при этом превентивно высказывается о своей непричастности к его исчезновению, носит явные признаки спланированной акции по удалению Анартаева из судебного заседания. Создаётся полное ощущение разыгранного для нас спектакля, потому что потерпевшего фактически изъяли из процесса на стадии допроса стороной защиты из-за нежелательных для стороны обвинения вопросов», - возмущается адвокат Владимир Дворяк.

«Вообще исчезновения потерпевших и свидетелей на разных стадиях их допроса в данном судебном процессе стало уже привычным явлением. Из восьми потерпевших по делу полностью допросить удалось только двоих. Однако данный случай вообще беспрецедентный. Потерпевший просто испарился из судебного заседания! И по случайному совпадению произошло это как раз тогда, когда речь зашла о самых острых вопросах по поводу его весьма противоречивых показаний. Что-то подсказывает мне, что больше мы этого потерпевшего не увидим. Слишком уж неудобные для обвинения ответы он может дать на поставленные защитой вопросы», - сказал адвокат Дмитрий Аёшин.

Почему вышеописанное событие устраивает гособвинителя, объяснить хоть и сложно, но можно. Видимо, поставлена задача - обвинить любой ценой. А вот почему к этому так спокойно отнесся суд, пока не совсем понятно.

Как бы там ни было, но теперь очередь представлять доказательства перешла к стороне защиты. И адвокаты дают понять, что располагают фактами масштабных фальсификаций материалов дела, которые собираются раскрыть. Позволит суд им это сделать или нет, покажет время. Однако есть стойкое ощущение, что все самое интересное в этом деле еще впереди.

19rus.info следит за развитием событий.