Марина и медведь: выжившую в Хакасии не взяли в телепроект

  • 01 декабря 2017 08:15
  • Просмотров: 3560
Фото: mk.ru Фото: mk.ru

Женщина с изуродованным лицом все еще надеется услышать от детей: «Мама, ты такая красивая!» История 36-летней Марины Фокиной из Саяногорска (Хакасия) — нереальная. Скорее триллер, фантастика, боевик. То есть жанр, который не вписывается в жизненные реалии.

Два с лишним года назад молодая женщина чудом выжила в схватке с медведем. Оправилась от ранений быстро. А вот рубцы на сердце не заживают по сей день.

Битва с медведем перевернула жизнь Марины с ног на голову. От нее ушел муж — не смирился с изуродованным лицом супруги, на работу ее не принимают по той же причине.

Недавно женщина подала заявку на конкурс в телепроекте, где подбирали героев на бесплатную пластическую операцию. В условиях проекта было сказано:

«Мы хотим помочь тем, кто уверен, что внешнее преображение может изменить жизнь. 10 человек, набравших большинство в зрительском голосовании, примут участие в проекте».

За историю Марины Фокиной проголосовали больше 15 тысяч человек. В рейтинге участников она заняла 3-е место. Но организаторы конкурса предпочли не заметить ее.

Как живет женщина, история которой сопоставима с сюжетом фильма «Выживший», — в материале «МК».

Минувшим летом на глаза Марине Фокиной попалось заманчивое объявление:

«Принимайте участие в нашем проекте, который адресован всем, кому нужна помощь пластических хирургов. Кто считает, что внешность мешает нормально жить и работать. Тем, кто уверен, что внешнее преображение может изменить жизнь. Мы очень хотим помочь каждому из вас. Но для того чтобы стать участником телевизионного проекта, вы должны рассказать нам вашу историю.

В телевизионном проекте примут участие 10 человек, набравших большинство голосов в нашем зрительском голосовании. Разместите ваше видеообращение и постарайтесь убедить всех, кто будет голосовать, что именно вам нужно попасть в наш проект на телевидение. И удачи вам».

«Это мой единственный шанс», — Фокина не сомневалась в победе. Не каждый день на людей нападают хищники. И далеко не все выходят после подобных схваток победителями.

За Марину голосовали активно. 15 681 — именно столько человек отдали свои голоса за жительницу Саяногорска. За несколько недель ее рейтинг подскочил до третьего места.

Первое место досталось пенсионерке, бабушке восьми внуков, которая решила преобразиться на собственный юбилей.

Остальные истории — как под копирку. Одних не устраивало «поплывшее лицо», кто-то был недоволен разрезом глаз, несколько мужчин просили изменить форму носа.

Марина долго ждала звонка от организаторов конкурса. Пока не увидела анонс телепрограммы: «Герои отобраны. Голосование завершено».

Фокину на проект не взяли.

Мы связались с женщиной, которая поделилась своей историей и поведала, почему так велико ее желание попасть к пластическому хирургу.

«Слышала, как ломались кости моего черепа»

— Марина, часто вспоминаете то опасное приключение?

— В зависимости от ситуации. Когда совсем плохо, то вспоминаю. Но не часто. Ведь прошло 2,5 года. Уже не так свежо предание.

— Раньше кошмары по ночам не мучили?

— Нет. На самом деле как-то все адекватно прошло.

— Вы любите походы?

— Да, раньше часто ходила в длительные походы. Раза два за теплый сезон точно, а то и больше. Вот и тогда по традиции отправились в лес. Дело было в июне. Нас было три женщины и двое детей, один из них мой сын. Взяли палатку, снаряжение, провизию и пошли.

— Не опасно было ходить в лес без мужчин, без оружия?

— Мы выбрали довольно людное, посещаемое место, живописное, где располагалась туристическая зона, поэтому о страхе речи не шло.

— Вы знали о том, что там водятся хищники?

— Конечно, знали. Часто видели экскременты в лесу, в том числе и медвежьи. Но считали, что звери боятся людей.

— Распространенное мнение, я тоже слышала об этом.

— Люди этот миф сами придумали, чтобы успокоить себя. Хотя допускаю, что в нашем случае медведю были нужны не мы, а наша еда. На запах продуктов он и явился.

— Где у вас находились продукты?

В рюкзаке, который лежал в нашей палатке. Сама палатка была разделена на два сектора: в одном — спальное место, в другом, так называемом тамбуре, как раз хранились продукты. Это и стало роковой ошибкой.

— Костер на ночь не разжигали?

— Возможно, костер бы отпугнул зверя. Но мы не разжигали. Говорю же, не было никакого страха.

— Все произошло ночью?

— Мы попили чаю, потушили костер и легли спать. Все мы впятером уместились в одной палатке. Время было около часа ночи. Я уже заснула. Очнулась в тот момент, когда почувствовала, что на меня упало что-то очень тяжелое. Удар был такой мощный, что я на короткое время отключилась. Но быстро пришла в себя. Уже потом выяснилось, что медведь сначала на меня напал.

— Он залез в палатку или сверху упал?

— Сверху свалился, зачем ему лезть в палатку?

— Когда вы пришли в себя, что увидели?

— Стояла такая кромешная тьма, что я совсем ничего не могла разглядеть. Увидела только разрушенную палатку и услышала нечеловеческие крики. Рядом орали моя сестра, подруга, наши дети. Все происходило в палатке. Я кинула взгляд на сына. Мне показалось, что у него нет ног. Вот тогда мой рассудок помутился. И я решила убить медведя.

— Вы пытались убежать из палатки?

— Из палатки куда убежишь? Тем более сверху был медведь, который разрывал тент. Мы ждали, когда зверь закончит буйствовать. В какой-то момент он притих, нашел продукты и отвлекся на нашу еду. Вот тогда мы смогли выбраться из палатки.

«Хищник вырвал у меня из рук топор и прокусил ногу»

— Вы поняли, что серьезно ранены?

- Я чувствовала, что у меня повисла челюсть. Медведь сломал мне кости черепа с левой стороны. Но, видимо, я пребывала в шоковом состоянии, поэтому на боль особо не реагировала. Поднывала слегка спина, которую он мне процарапал, и болталась рука — ее хищник сломал.

Когда мы выбрались из палатки, я плохо соображала, поэтому и решила отомстить медведю. Нашла топор. Обессиленной сломанной рукой каким-то чудом подняла его и пошла на хищника. К тому моменту на небе появились звезды. И я смогла разглядеть очертания медведя. Битва продлилась недолго. В итоге он откусил мне часть мякоти на ноге.

— Ведь могли погибнуть?

— Осознание того, что я могла погибнуть, пришло уже позже. В тот момент я действовала на эмоциях. Сработал материнский инстинкт. Вот тогда я бросила вызов медведю.

— Задели медведя топором?

— Нет, конечно. Так как рука была сломана, я даже не смогла как следует поднять ее, тем более замахнуться. Он вырвал у меня топор из руки. Ну и прокусил мышцы, мягкие ткани.

— Наверное, почувствовали дикую боль?

— Вообще ничего не чувствовала. Знаете, у меня и сейчас нет никаких болевых ощущений. Дискомфорт есть, не более того. Даже когда я оказалась на больничной койке, то уже через неделю попросила не колоть мне обезболивающее. Врачей ошарашила: «У меня ничего не болит». На что медики усмехнулись: «Это до поры до времени. Приблизится старость, все заболит». Так что буду ждать старости.

— Что происходило после того, как медведь отнял у вас топор и прокусил ногу?

— Потом он потерял ко мне интерес. Так как медведь к тому времени обнаружил наши рюкзаки с продуктами, то достал оттуда еду и приступил к трапезе.

Из личного архива

— А вы?

— Мы не стали дожидаться, когда он закончит ужинать, и потихонечку отошли от него. Спустились к ручью. Он за нами уже не пошел. Мы и первоначально его не особо интересовали. Просто оказались у него пути, когда он направлялся к продуктам.

— Как вели себя дети?

- Они не сразу поняли, что случилось. Для них главное было, что родители рядом. Их успокаивают и защищают. Паниковать особо никто не стал. У ручья я надолго не задержалась.

Была ночь, довольно холодно. Я заметила, что дети замерзли, поэтому решила подняться обратно к палатке, чтобы забрать спальники и согреть ребят. Меня пытались остановить, но я беспокоилась за детишек. Меня не отпускало чувство ответственности. Надо было что-то делать.

— То есть вы на свой страх и риск снова пошли к медведю?

— Я понимала, что прошло достаточно времени и, скорее всего, зверь уже ушел. Так и вышло. Я взяла спальники, но донести их не могла. В этот момент силы покинули меня, я рухнула на землю. Кровопотеря была приличная.

— Вы могли умереть от кровопотери?

— Как видите, выжила. Кровь я пыталась остановить, когда мы сидели у горного ручья с ледяной водой. Я сняла с себя футболку, мочила ее в воде и прикладывала к ранам, делала компресс, чтобы остановить кровь. Крови было много. Особенно с лица сильно текло.

— Откуда пришла помощь?

- Помощи мы ждали долго. В час ночи на нас напал медведь, только в пять утра моя сестра отправилась искать подмогу. Она шла босиком по лесу, в спальной одежде, заблудилась. Страху натерпелась, ведь знала, что где-то рядом бродит тот самый медведь.

Она смогла выбраться к туристическому лагерю, только когда рассвело. Подошла к одной палатке, описала ситуацию и услышала: «Ну а чем мы можем помочь?» Заглянула в другую. И услышала такой же ответ: «Разбирайтесь с медведем сами». На поиски тех, кто смог бы нам помочь, ушло много времени.

Какие-то люди все-таки согласились пойти с ней, одолжили нам одежду, перевязали меня, вызвали МЧС. Спасатели приехали часов в восемь утра за нами. В больницу меня доставили к 14.00. К операции приступили только в 16.30.

— Наверное, спасатели были в шоке от увиденного?

— Их сложно чем-то удивить. Они сказали, что я молодец и сильная. Ребята погрузили меня и сына, который тоже был ранен, на носилки, остальных посадили на лошадь. Мы еще час добирались до поляны, где приземлился их вертолет. На нем нас доставили в больницу.

— Все были ранены?

— Все. Но я была самая тяжелая. В вертолете я почувствовала дискомфорт и скованность мышц. На лице были повреждены нервные окончания. Вы, наверное, слышите, как я странно разговариваю? У меня дисфункция речи. Могу шевелить только одной стороной лица. Вторая еще не восстановилась. Лишь частично вернулась мимика движения с левой стороны.

Через полгода после трагедии

— Что говорят врачи — восстановится?

— Как было раньше, наверное, уже не будет. Говорят, нервы полностью не восстанавливаются. Но я счастлива, что сейчас лицо стало более-менее симметричным.

«Нос пришили криво, челюсть сместили набок»

— Вас доставили в больницу — и тогда начался ад?

- Я в полном объеме столкнулась со всеми прелестями нашей медицины. Сначала меня отправили в больницу Абакана. Поместили в реанимацию. Поставили трубку, через которую я могла дышать. Через нос и рот не получалось сделать вдох.

Трубку нужно было периодически прочищать от слизи, чтобы обеспечить проход воздуха. Этого никто не делал. Я постоянно задыхалась. Но от врачей получала: «Все нормально дышат, только ты капризничаешь».

В какой-то момент у меня случилась паника, я поняла, что вот-вот задохнусь. Медсестра тогда рявкнула: «Ты уже достала всех. Еще раз позовешь, я тебя привяжу, ты не одна у нас».

Мне не хотелось умирать молодой и красивой — я в тот момент в зеркало себя не видела. Не могла оценить масштабы трагедии. В итоге трубку чистили через раз. Тогда я еще думала: в схватке с медведем выжила, а в больнице помру.

— Пластику лица вам делали?

- Несколько раз мне перекраивали лицо. Пластикой эти операции не назовешь. За новым лицом меня отправили в абаканскую клинику. По прописке.

Ситуация была архисложная. Местный челюстно-лицевой хирург находился в отпуске, и мне по-дилетантски все делали обыкновенные врачи. Нос пришли совсем криво. Челюсть вообще сместилась набок. Зрелище было не для слабонервных. Позже в красноярской клинике мне все заново ломали и переделывали, вытаскивали старые шурупы из лица, новые привинчивали.

— Сейчас смотрите в зеркало и что видите?

— Картина плачевная. В зеркале вижу как бы запойную девушку, которую все время бьет муж. Знаете, поначалу я ведь даже не расстроилась, когда увидела лицо. Почему-то не сомневалась, что все наладится, со временем лицо восстановится. То, что моя жизнь вся перевернется, я даже предположить не могла. Думала, быстренько приду в себя и через две недельки поеду на озеро, работа меня ждала. Ну, подумаешь, медведь напал! Ерунда. А оказалось все намного серьезнее.

— Много времени вы провели в больнице?

— За два года четыре раза лежала в общей сложности.

— Еще предстоят операции?

- Денег на операции нет. В лице у меня сейчас 29 пластины. Меня это не беспокоит. Внешне нигде болтики не торчат, и слава богу. Ничего, с этим тоже живут.

Совсем плохая оказалась у меня верхняя челюсть. Ее медведь больше всего повредил. Кость сломал. Когда делали операцию на лице, у меня все зубы и выпали. Сейчас ношу съемные протезы, как бабушка.

Но и с этим можно существовать — я всем об этом говорю. Можно воспитывать детей, даже иногда радоваться жизни. Вот только мужчинам не нравится, как я выгляжу. Это огорчает.

— Вы обмолвились, что ваша жизнь после медведя перевернулась. Что имели в виду?

— На тот момент у меня был любимый мужчина, жили в гражданском браке. Когда я вернулась домой из больницы не такой, какой ушла, он меня бросил.

— Так и заявил: мол, ты уже не та, как прежде?

— Он ничего не говорил. Просто молча ушел. Я его понимаю и не осуждаю. Мы недолго встречались, конфетно-букетный период был в разгаре. Понятно, что он испугался проблем.

— На первом этапе он вас хоть поддерживал?

— Его хватило на месяц. Когда я приехала из Красноярска домой, он сразу завел речь о том, что надо расстаться. Я ведь даже целоваться не могла. И до сих пор не могу. У меня проблема с чувствительностью и движением мышц.

«Вернулась на то место, где меня изуродовал зверь»

— Чтобы вернуть себе лицо, вы решили поучаствовать в конкурсе...

- Я понимаю, что самой мне никогда не накопить на пластическую операцию. У меня двое детей, которых надо поднимать. Слышала, что подобные операции очень дорогие.

Мне хватило отложенных денег только на пару зубных имплантатов на нижней челюсти, жевать ведь чем-то надо. Я ведь на проекте думала попросить сделать мне зубы. О лице даже не думала. Узнала, что над пациентами будут работать врачи, которые восстанавливают еще и челюсти. Отправила свою историю. Но меня не отобрали.

— Переживаете?

— Немного. Но переживу. Это я сейчас перед вами держусь, иногда меня накрывает. Конечно, я расстраиваюсь, что лицо теперь не такое. Я же женщина, мне хочется быть красивой, хочется нравиться мужчинам, хочется нормальную семью. Кто же на меня теперь посмотрит? Нет желающих.

— А еще говорят, что внешность не главное.

— Дураки, кто так думает. По незнанию говорят.

Вы в походы с тех пор не ходите?

- В этом году я ходила, только уже прикупила средства обороны. Я вернулась на то самое место, где на меня напал медведь. Надо было преодолеть страх.

Повязала там ленточку на дереве. У нас в Хакасии традиция есть — если хочешь вернуться на место, нужно завязать ленточку и загадать желание. После моей трагедии ту полянку оборудовали, положили настилы для палаток, огородили территорию, даже электричество провели. Егеря с ружьем посадили.

— Кстати, того медведя пристрелили?

— Охотники считают, если медведь один раз попробовал человека, то он его в дальнейшем будет считать своей пищей. Такого зверя нужно отлавливать и помещать в зоопарк. Егерь рассказал, что того медведя долго выслеживали, вешали колбасу на деревья, чтобы выманить его из леса. В итоге его поймали и отстрелили.

— У вас есть работа?

- У меня свой маленький провинциальный сезонный бизнес. Летом мы с сестрой сдаем лодки в прокат, запускаем шары на воду. Правда, летний сезон у нас длится всего полтора месяца, поэтому особо не заработаешь.

Сейчас я купила маленький батут наземный для детишек и занимаюсь ремонтом лодок. Начали с сестрой шить «плюшки» для зимних горок — их тоже будем сдавать напрокат. Не женская работа, понимаю, но с моей внешностью меня больше никуда не берут.

— Сколько вы зарабатываете?

— Тысяч 15–20 выходит в месяц. Главное, детишек одеть и накормить.

— Вы вообще выходите в люди — в кино, кафе?

— Особо никуда не хожу, мне неудобно на людях появляться. Я ведь даже накраситься нормально не в состоянии. Лицо кривоватое, не ляжет никакая косметика. Только людей рассмешу. Думала, если бы мне зубы сделали, тогда совсем иначе бы выглядела.

— Где отец ваших детей?

— Он погиб за год до нападения медведя. Разбился на вертолете. После его смерти свекровь стала выгонять меня из дома. Три года мы судились. Но, пока я лежала в больнице, ей удалось выиграть дело. Теперь, чтобы мне не остаться на улице с детьми, я обязана ей выплатить миллион рублей.

— Может, попробуете еще в каком-нибудь конкурсе поучаствовать? Сейчас много телепроектов, где ищут героев для пластических операций.

— Я больше не верю в чудо. Насколько я знаю, в тот проект, в котором я участвовала, попали чуть ли не подставные люди. Во всяком случае, среди участников проекта я никого из них не видела.

— Исправить внешность — ваша самая большая мечта?

— Я мечтаю однажды вернуться домой и услышать от своих детей: «Мама, ты у нас такая красивая!»


Наш канал в Telegram