Солдат истории: Бойцы знали, что фашистский шеф пропаганды блефует

  • 17 апреля 2018 14:17
  • Просмотров: 3792
Фото: супруги Судоргины с сыном Юрием( из личного архива) Фото: супруги Судоргины с сыном Юрием( из личного архива)

ИА "Хакасия" в преддверии 73-й годовщины Великой Победы продолжает проект под названием "Солдат истории". В нем - реальные истории о людях-фронтовиках.

 "Ивану Судоргину не хватило годов, чтобы уйти на фронт в 1941 году. В 1944-м он окончил курсы машинистов паровоза и, как и все железнодорожники, имел бронь. Однако ушел воевать добровольцем. Несколько месяцев Судоргин вместе с другими призывниками осваивал по ускоренной программе военное дело: сначала - в учебной части, затем - в школе младших командиров. Получил военную специальность артиллерийского вычислителя, в задачу которого входили измерение расстояния до орудий, пристрелка и корректировка позиций.

Прошло пять месяцев с того времени, как Иван Судоргин был призван Полтавским райвоенкоматом Челябинской области в действующую армию. Ему тогда было 18 с половиной лет.

Наступивший 1945 год обещал скорую победу. В то, что война скоро закончится, надеялись и верили не только военные противоборствующих стран, но и мирные жители Советского Союза и Европы. Немецкий фашизм, обречено сопротивляясь, доживал последние месяцы.

... Первые сутки на фронте молоденькому сержанту запомнились на всю жизнь. Советские войска уже перешли границу Польши. Толстые стены блиндажа, в котором сержант Судоргин с несколькими бойцами своей части, входившей в состав четвертой стрелковой дивизии, расположился на ночной отдых, почти не приглушали не прекращающуюся ни на минуту безумную какофонию звуков, издаваемых взрывами снарядов и взлетом сигнальных ракет. Рядом - линия фронта. В первую ночь на фронте непривычный шум мешал Ивану заснуть. Прошло несколько дней, прежде чем он стал привычными.

 Стратегически важный плацдарм

 Висло-Одерская операция - одна из последних с начала войны, началась 12 января 1945 года. Сержант Судоргин в составе своей части принял участие в форсировании Одера. Советская Армия вышла к Одеру и сходу форсировала реку севернее и южнее города Кюстрин, захватив на левом берегу два важных плацдарма, с которых впоследствии развернулось наступление на Берлин. В последние дни января войска 1-го Белорусского фронта под командованием Георгия Жукова вступили на территорию фашистского рейха.

За участие в прорыве обороны немцев на реке Одер Иван Судоргин отмечен благодарностью Верховного главнокомандующего товарища Сталина.

 К логову фашистского зверя

 16 апреля 1945 года войска 1-го Белорусского фронта совместно с другими фронтами из обороны перешли в наступление. Главная цель - взятие немецкой столицы. Командир артиллерийской разведки, вычислитель Иван Судоргин воевал в 40-м гаубичном артиллерийском полку, который был переброшен с Кюстринского плацдарма на Берлинское направление.

Почти четыре года длилась самая кровопролитная в истории человечества война. Земля устала от жестокой бойни, люди хотели мира. Почти четыре года Советская Армия, обороняясь и наступая, продвигалась к заветной цели - туда, где зародился немецкий фашизм, развязавший вторую мировую войну, - к логову бешеного зверя.

 Из воспоминаний ветерана:

 - Битва за Берлин началась с двухчасовой артиллерийской подготовки. Массированный огонь орудий разрушил хорошо укрепленные немецкие блиндажи. Сопротивление врага, пропитанного фашистской идеологией, было отчаянным. После поспешного отступления основных сил противника на замаскированных позициях остались снайперы, «охотившиеся» за офицерами Советской Армии. Так был ранен командир артдивизиона майор Яковлев. Красноармейцы снесли его перед смертью в траншеею. Из нагрудного кармана умирающий достал листок с адресом: сообщите, мол, о моей гибели...Майор стал первой жертвой нашего наступления. Как только была установлена связь с батареей, прозвучала команда: «За смерть командира по немецким блиндажам - огонь!

Фашисты бежали. Наступило кратковременное затишье. Слышно было пение птиц, и Ивану казалось, будто война уже закончилась. На горизонте, некстати прерывая приятную иллюзию, показался самолет противника, а вслед за ним с неба веером посыпался бумажный дождь. На одной стороне листовок были напечатаны три слова геббельсовской пропаганды: «Кровь, смерть, разорение». На обратной стороне - более подробный текст: «Солдаты и офицеры Советской Армии! Вы знаете, что великая немецкая армия была близка к Москве так же, как вы сегодня - к Берлину. Вы отстояли Москву, мы отстоим Берлин. Мы устроим вам бойню, истребим нашим новым оружием. Переходите на нашу сторону, мы гарантируем жизнь...».

 Бойцы знали, что фашистский шеф пропаганды блефует - никакого нового «чудо-оружия», о котором немцы твердили в последнее время, у них нет. А чтобы бумага не пропала, листовки пустили на самокрутки и еще кое-какие нужды...

 Из воспоминаний ветерана:

 - Мы продвигались на запад. В одном из разрушенных блиндажей увидели солдата неприятеля, которому накатом бревен придавило ноги.. Он не мог высвободиться из ловушки и, увидев нас, повторял слабым голосом: «Гитлер капут. Крихт ист шлехт...». В груди бойцов кипела ненависть к врагу, но, как известно: лежачего у нас не бьют. Мы положили рядом с беспомощным раненым кусок хлеба и фляжку с водой, проявив тем самым присущий советским людям гуманизм.

Наступление нашей части продолжалось. К вечеру 16 апреля мы заняли населенный пункт из нескольких домов, в подвалах которых разместили средства радиосвзяи и батареи артполка. Группа красноармейцев, отрыв вблизи домов небольшие окопы, наблюдала обстановку на линии фронта.

Пошел теплый весенний дождь. В воздухе ощущался аромат молодой листвы, земля жадно впитывала долгожданную влагу. Не обращая внимания на перемены, происходящие в природе, люди продолжали воевать. В перерывах между воем и грохотом рвущихся снарядов стало слышно, как, накачивая воздух в тормозную систему, заработал насос-тандем немецкого бронепоезда. Мощная машина медленно удалялась по еще не разрушенным рельсам железной дороги. Прицельный огонь наших батарей не позволил бронепоезду продолжить движение. Звуки работающего тандема постепенно замерли в ночи...

 Ранним утром, едва взошло солнце, в небе над позициями появился фашистский самолет. По нему забили наши зенитки. Подняв голову к небу, мы наблюдали, как из чрева самолета вынырнул самолет-двойник меньшего размера.

Это радиоуправляемый самолет-снаряд, который летит к зад энной цели...

 Мы двигались все ближе к Берлину и уже не пешком, а на автомашинах с прицепленными к ним 122-миллиметровыми гаубицами. На одном из поворотов колонну из засады обстреляли немцы. Но нас врасплох не застанешь. Мы развернули гаубицы на прямую наводку, убрали машины в лес. Личный состав взвода управления и стрелки-автоматчики, укрывшись в наскоро отрытых траншеях, организовали круговую оборону. Где противнику справиться с нами? Он вынужден был бежать...

Ночью мы снова шли на запад. Не понять, откуда взвивались вверх осветительные ракеты и строчит пулемет? Мы прятали головы под лапы сосен и лиственниц. Слышно было, как пулеметные очереди сдирают кору деревьев вместе с древесиной...

Утром в полной тишине рыли окопы. Дозорные заметили приближающуюся группу немецких парламентариев с белым флагом. Раздается команда: «Не стрелять!». Фрицы сдались в плен, бросая на землю автоматы и ремни. После короткого допроса в сопровождении охраны командир отправил пленных в штаб дивизии, с которым уже была установлена радиосвязь.

Батарея Ивана Судоргина с закрытой позиции вела огонь по немецкому доту. Железобетонная долговременная огневая точка с круговым обстрелом была неприступна. Чтобы уничтожить ее, взвод управления и бойцы четвертой стрелковой дивизии укрылись под железнодорожным мостом. Командир батареи по карте определил местонахождение батареи и дота противника и дал команду : «Огонь!» Третий снаряд гаубицы попал в дот. Цель была накрыта, и от огневой точки осталась одна арматура.

...Вторая благодарность Ивану Судогину от Верховного главнокомандующего - за участие в ликвидации Берлинской группировки врага - датирована маем 1945 года.

«Никто не забыт, ничто не забыто»

После войны судьба старшины запаса Ивана Константиновича Судоргина сложилась удачно. По окончании строительного техникума он 30 лет работал в строительных управлениях мастером, начальником участка, прорабом, главным инженером. Трудовые успехи отмечены почетными грамотами и благодарностями.

Супруги Иван Константинович и Вера Феофановна Судоргины в 2003 году отметили золотой юбилей. Вырастили четверых крепких, красивых сыновей, подаривших родителям внуков. В нынешнем году у Ивана Константиновича еще одна юбилейная, значимая для него, дата. Он отметит 50-летие членства в рядах коммунистической партии.

А на память о войне остались тревожные воспоминания и дорогие награды: орден Отечественной войны II степени, медали «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За Победу над Германией», юбилейные медали.

Перед смертью у Ивана Судоргина не было сожалений о прошлом. Все он делал так, как требовала тогда совесть коммуниста".

Лариса Мазунина