Особенно фрицы любили "Катюшу"

  • 22 июня 2018 08:37
  • Просмотров: 3597
Фото: yandex.ru Фото: yandex.ru

В памятный день российской истории ИА "Хакасия"  продолжает проект под названием "Солдат истории", посвященный 73-й годовщины Великой Победы. В нем - реальные истории о людях-фронтовиках. Напомним,  77 лет назад, 22 июня 1941 года в 4 утра без объявления войны фашистская Германия и ее союзники напали на Советский Союз. Началась самая страшная в истории человечества война, которую назвали Великой Отечественной.


Поклонимся великим тем годам.
Тем славным командирам и бойцам,
И маршалам страны и рядовым,
Поклонимся и мертвым, и живым -
Всем тем, которых забывать нельзя...

Сегодня молодое поколение лишь по учебникам истории да, быть может, художественным фильмам представляет о том, что же происходило в то далекое для них время - время Великой Отечественной войны. А между тем с нами рядом еще живут ветераны, непосредственные участники боев с фашистскими захватчиками.

Их силы иссякают с каждым днем. Их становится все меньше и меньше. Они с честью, достойно прожили на земле отпущенный им срок. Они - поколение победителей, спасшие нашу страну и народ от порабощения и уничтожения. Большинство из них не дожило до сегодняшнего дня. Настанет день, когда среди нас не останется ни одного участника жестокой битвы. Именно поэтому так важны сегодня их воспоминания, помогающие восстановить достоверную картину героического времени и пронести через поколения священную память.

Ветеран Великой Отечественной войны Иван Евсеевич Лукашков при жизни передал в Саяногорский краеведческий музей бесценные документы военного времени - красноармейскую книжку, фотографии, наградные листы. Вот что он рассказывал о себе.

"Я, Лукашков Иван Евсеевич, родился 19-го апреля 1923 года в деревне Сосновке Каратузского района Красноярского края. Село наше располагалось в живописном районе, в березняке, на одноименной реке Сосновка, берущей начало в Саянских хребтах выше приисков Блялика.

По достатку семья, в которой было семеро детей, числилась в середняках. Мы жили в большом крестовом доме, построенном на отшибе от деревни, на берегу реки. Здесь же стояла мельница отца.
После Октябрьской революции нас раскулачили и начались мытарства. В городе Артемовске, куда сослали семью, отец устроился механиком на золотопромывающий комбинат под названием Американка. Он действует и в настоящее время. Мы поселились в домике возле крутой горы рядом с водокачкой, откуда развозили воду по селу. Пол в избе деревянный, посреди комнаты стоял неокрашенный стол. Одежды почти никакой не было, и укрыться ночью нечем.

Через какое-то время отца направили на прииск Чибижек, расположенный в глуши, на установку фабрики по добыванию золота. Окрестности там заросли кедрачом и сосняком, а многочисленные отвалы вокруг - кустарником и мхом. Помню, как много было в лесу ягод и грибов.

Почти всех здоровых мужиков куда-то забирали, и они не возвращались. Отец тоже уехал, оставив многочисленное семейство. Ей, чтобы прокормить детей, пришлось работать в шахте, таскать тяжелые буры. Я второй сын в семье, и помогать матери пришлось нам со старшим братом Виктором 1922 года рождения. Мы таскали золото лодками, которые по размеру не больше корыта.

Отец вернулся года через два-три, когда мы жили в другом поселке, едва сводя концы с концами. Мать, работая в шахте, заболела туберкулезом. С приездом отца стало немного легче, но все же родители решили переехать в поселок Перевоз возле города Тулун Иркутской области, в котором прожили три года.

Пойдя в школу, учился неважно, наверное, мешало постоянное чувство голода. Отец пристроил старшего брата учеником токаря, а мать увезли в краевую больницу. Вернувшись на очередную побывку, она собрала нас всех вместе, наказывая, не бросать друг друга и держаться дружней. Эта встреча с матерью была последней, вскоре она умерла. Утром на похоронах подогнали лошадь, поставили гроб с телом матери на телегу, рядом усадили малышей. Отец велел мне трогать, а сам уехал на кладбище. До реки довел лошадь, а там спуск на паром. Сколько было народу, никто не помог. Женщины только плакали, а мужчины отходили в сторону.

Вновь отправились мы в поисках места, где легче было бы прожить, через Канск, Тасеево, Южно-Енисейск, минуя Раздольное, в поселок Тальск...

12 марта 1942 года меня призвали в армию. Морозным безветренным днем нас, человек двести, на машинах довезли до районного центра, затем отправили пешком до Канска. Добирались около недели. Погрузились в вагоны железнодорожного состава, следующего до Красноярска. Там в бараках прошли карантин. Затем в полевом лагере, живя в палатках, проходили нелегкий армейский всеобуч. В ночь два-три раза поднимались по тревоге. Днем - обычная тренировка - марш-броски бегом и по-пластунски, стрельбище.

В августе в составе эшелона нас отправили на фронт. В тесноте ехали долго, оставив позади Москву, по северной дороге до станции Малая Вишера Вологодской области. Ночью выгрузились возле фронта. Здесь наши пути разошлись. Меня, еще молодого и глупого, направили на передовую линию по Волхову. Других ребят расформировали по частям, и я их больше никогда не видел. С передовой доносились стрельба и бомбежка.

Война началась для меня во взводе пулеметчиков 369 стрелковой дивизии, занимавшей оборону по реке Волхов от Новгорода до Чудова. Днем вели наблюдение за противником, а ночью строчили из танкового пулемета из блиндажа, устроенного в два наката и замаскированного землей. Днем из траншеи показаться было нельзя - работал снайпер.

Через некоторое время нашу часть снимают с передовой, отправляя на железную дорогу Москва - Ленинград. На узком месте реки шириною в сто метров построен мост. Все разговоры немцев на противоположном берегу были отчетливо слышны. Днем у фрицев играла музыка, доносились русские песни. Особенно они любили «Катюшу». Мы занимали оборону в земляном рву, ведя усиленное наблюдение за противником. Ночью выползали поближе к мосту, но стрелять было нельзя. С немецкой стороны вращалась бетонная труба. Всю ночь в небе до самого рассвета одна за другой висели зажигательные ракеты.

Осенью отправили из части в штаб дивизии на повышение. Но по конкурсу я не прошел, и меня зачислили во взвод разведки 29-ой танковой бригады. Весной бригада заняла оборону по суши в районе Лесного бора.
Зимой 1943-го, участвуя в подготовке освобождения Ленинграда, мы, разведчики, вели наблюдение за противником. Наша задача заключалась в поиске проходов для танковых частей и нахождении «языка».

Наступление по всему фронту началось 18 января 1943 года. Огневая подготовка из всех орудий велась около трех часов.
В бою получил легкое ранение и контузию, неделю пролежав в медсанбате. Бои проходили ожесточенные, за сутки наши войска продвигались по километру, чуть дальше, с большими потерями. Вокруг в сплошном зареве - земля, танки, деревни...

После этой оерации получил медаль «За отвагу» и благодарность от Верховного главнокомандующего.

Бригаду, пополнив самоходными орудиями и танками «Т-34» сходу отправили на Карело-финский фронт. Бои с финнами, которые воевали гораздо сильнее, чем немцы, используя партизанские методы, проходили в тайге, по болотам. При начале наступления мы получили усиленную поддержку наших самолетов, бомбивших противника более двух часов. Мешали продвижению вперед дороги и мосты, начиненные противопехотными и противотанковыми минами. Приходилось искать проселочные пути. Кругом крепкая оборона противника, множество снайперов.

По пути продвижения наша разведгруппа попала в тыл врага на лесную стоянку. Осматривая местность, подползли поближе - вроде, нет никого. Проявив смелость, зашел в одну из времянок, оказавшейся кухней. Не успел осмотреть внушительного вида котлы, как ребята предупреждают о приближении финнов. Деваться некуда, пришлось нырнуть в один из котлов, на дне которого были остатки каши. Один финн заскочил в избушку, наскоро собрав какие-то вещи, он не заметил меня.

Вылез из случайного убежища, обтерся и быстрей с ребятами вдогонку. Углубившись в тайгу, мы с удивлением обнаружили большое количество велосипедов, за ненадобностью брошенных в лесу. По дороге на них было невозможно проехать. Пройдя несколько километров, подошли к мостку через реку. Видимо, еще недавно на этом пяточке земли было горячо. Три танка «Т- 34» подорвались на минах. Огнеметы, установленные на самоходках, сожгли все вокруг. Кругом - горы горящих трупов. На машинах-амфибиях переправились через озеро. Из-за отсутствия укрытия на бугре прямой наводкой были расстреляны наши танки. Наступление ненадолго захлебнулось.

Я пошел в разведку, но ничего не обнаружил. На обратном пути услышал глухой непонятный звук. Выходить пришлось очень трудно - все время обстреливали снайперы. При возвращении узнал, что находимся на отлично укрепленной линии Маннергейма. Пришлось пойти другим путем. Привычные звуки стрельбы прекратились возле границы. Со стороны противника передали, что финны заключили с нами мир. Дня два-три дня мы посещали финских солдат, а они приходили к нам. Как только появлялся офицер с той или другой стороны, то друг друга, выручая, прятали.

Война с Финляндией закончилась, и мы испытали огромную радость. Танковое подразделение отправили на переформирование в город Ровно на Украину. В Новгороде, через который проезжали, уже была восстановлена железная дорога. В составе 67-го тяжелого танкового самоходного подразделения второго Белорусского фронта участвовали в жестоких, беспощадных боях, продвинувшись до Польши, прорвали оборону Одера. Прямой наводкой из «Катюш» расстреливались доты на берегу реки. Самолеты активно поддерживали с воздуха. Красная Армия продвигалась по немецкой земле. В деревнях немцы не сопротивлялись. В 70-ти километрах от Берлина во время передышки подтягивали силы.

Первого мая 1945-го года в составе взвода пошел в разведку, чтобы прощупать проходы для наступления. Благополучно добрались до Берлина и прошли еще квартал города. С помощью наших сведений была захвачена одна из окраин немецкой столицы. Второе мая развернулись бои у рейхстага, в метро, на узких улицах с множеством завалов и рушившимися зданиями. Так в самом Берлине встретил долгожданную победу.

После демобилизации вернулся домой, в Красноярский край".

Иван Иван Евсеевич Лукашков был награжден правительственными наградами. Это медали «За отвагу» (1944г.), «За оборону Ленинграда» (1946г.), «За взятие Берлина» (1945г.), «Отечественной войны второй степени», множеством юбилейных медалей. Получил благодарности от командования за прорыв обороны Ленинграда, за прорыв и вступление на реку Одер, за взятие Берлина 2-го мая 1945 года.

Лариса Мазунина