В Хакасии 83-летнего онкобольного осудили на три года за смертельное ДТП

  • 13 апреля 2019 12:52
  • Просмотров: 3492
Фото: Алексей Мартовский Фото: Алексей Мартовский

В Хакасии 83-летний ветеран труда Алексей Мартовский с серьёзным онкологическим заболеванием получил три года колонии-поселения за смертельное ДТП, в котором его машину после столкновения отбросило на пешеходов. Несмотря на требования адвоката, полноценная автотехническая экспертиза не проводилась. В свою очередь, защитник второй участницы аварии считает, что вина подсудимого очевидна, ведь он нарушил ПДД, не уступив автомобилю на главной дороге.

Родные Мартовского уверены, что из-за быстро прогрессирующего заболевания живым из колонии он уже не выйдет, и надеются, что Верховный суд республики изменит приговор.

Загрузка...

В редакцию RT обратился 83-летний житель Хакасии, инвалид III группы по слуху, ветеран труда с 45-летним стажем Алексей Мартовский, который в августе прошлого года стал участником аварии, приведшей к гибели одного и ранению двух человек.

Он категорически не согласен с решением суда, который признал его виновником трагедии и осудил на три года колонии-поселения. Это наказание, весьма суровое по меркам предъявленного обвинения, может стоить Мартовскому жизни: помимо инвалидности по слуху, врачи диагностировали у него прогрессирующее онкологическое заболевание.

Роковое столкновение произошло утром 9 августа 2018 года в пригороде Саяногорска — посёлке Майна. Около 11:00 Мартовский на своей «Ниве» двигался по второстепенной улице Гагарина. Ему предстояло преодолеть нерегулируемый перекрёсток с улицей Рабовича.

По главной дороге на Infiniti QX50 двигалась Татьяна Привалова — жена бизнесмена Сергея Привалова, который трижды избирался депутатом парламента Хакасии, а затем возглавлял один из заводов в Кургане.

На перекрёстке произошло столкновение Infiniti с «Нивой». Иномарка ударила отечественный внедорожник в бок. Удар был такой силы, что «Ниву» отбросило на обочину, где по роковой случайности стояли три женщины. В итоге все они получили различные травмы, а одна из них позднее скончалась в больнице.

Версии о причинах аварии у сторон кардинально расходятся. По словам Мартовского, он притормозил у перекрёстка, посмотрел по сторонам и, никого не заметив и не услышав никаких сигналов, тронулся на скорости 10—15 км/ч. На середине перекрёстка пенсионер почувствовал сильный удар в левую часть автомобиля, после которого машину выбросило с дороги в кювет.

Версия Приваловой, проходившей по уголовному делу в качестве свидетеля, расходится с показаниями Мартовского.

«Она остановилась, подала сигнал. Убедившись, что автомобиль ВАЗ-2121 остановился, она, прижимаясь к осевой линии, так как передней частью автомобиля Мартовский А.М. уже выехал на проезжую часть, начала его объезжать, двигаясь не больше 20 км/ч, затем услышала удар в правую боковую сторону своего автомобиля, увидела, что пролетел ВАЗ-2121, услышала скрежет металла, и её ударило подушкой безопасности», — излагается версия Приваловой в приговоре Саяногорского городского суда (есть в распоряжении RT).

Судя по фотографиям с места ДТП, единственное механическое повреждение «Нивы» — сильная вмятина водительской двери, которая явилась следствием удара в бок Infiniti. У японской иномарки, в свою очередь, имеются характерные повреждения передней части автомобиля. При этом сильнее повреждена у иномарки именно левая передняя часть, а правый бок, вопреки показаниям Приваловой, даже в передней части у Infiniti практически невредим.

Более того, если бы всё происходило так, как описывает Привалова, то на корпусе «Нивы» обязательно бы остались следы «скрежета металла».

Несмотря на достаточно неоднозначную картину, следствие вопреки общепринятой практике отказалось от полноценной автотехнической экспертизы, ограничившись лишь проверкой тормозов и рулевого управления у «Нивы». Это обстоятельство у родных Мартовского и его адвоката Николая Никифорова вызывало недоумение.

Кроме того, экспертиза, проведённая по заказу Мартовского лицензированным экспертом, показала, что Привалова в момент столкновения частично выехала на встречную полосу. Это же, как утверждают родные Мартовского, подтвердил и муж одной из раненых женщин, который, впрочем, наблюдал за происходящим на определённом отдалении и через зеркало заднего вида своей машины.

Также стоит отметить, что работавший на месте аварии сотрудник ДПС Ломотько в своих показаниях описал столкновение скорее так, как его представляет Мартовский, а не Привалова.

Тем не менее судья признал престарелого ветерана труда, обладателя нагрудного знака «Изобретатель СССР» Алексея Мартовского виновным и 22 февраля по ч. 3 ст. 264 УК РФ приговорил его к трём годам лишения свободы в колонии-поселении.

Кроме того, его обязали выплатить потерпевшим 590 тысяч рублей компенсации морального ущерба. Также Привалова требовала взыскать с водителя «Нивы» более 1,5 млн рублей на ремонт Infiniti, но суд этот вопрос из-за разногласий в размере ущерба оставил без рассмотрения, и теперь пенсионерка будет добиваться компенсации в рамках гражданского судопроизводства.

«Приговор противоречит даже тем материалам, которые имеются в деле. Есть заключение специалиста, есть показания незаинтересованного сотрудника ГИБДД, который производил осмотр места ДТП. Фактически вывод суда о механизме ДТП полностью не соответствует ни объективным доказательствам, то есть повреждениям автомобилей, ни показаниям свидетелей. То, что второй автомобиль даже не осмотрели, не исследовали, невольно наводит на определённые размышления», — заявил RT адвокат Мартовского Николай Никифоров.

По его словам, Мартовский не отрицает, что он нарушал ПДД, выезжая на главную дорогу со второстепенной.

«И он не утверждает, что не виноват. Мы лишь хотим разобраться, чтобы установить степень вины каждого участника аварии. Без следственного эксперимента это сделать нельзя. Столкновение произошло на осевой линии. По расположению осколков стекла с Infiniti фактически оказалось, что удар пришёлся уже на встречной для этой машины полосе. То есть если бы иномарка двигалась строго по своей полосе, то аварии могло и не быть, ведь «Нива» уже проехала полперекрёстка», — говорит он.

Никифоров считает, что Привалова перед аварией также нарушала ПДД и необходимо обязательно установить причинно-следственную связь, чтобы понять, чьи именно действия привели к трагедии.

«Судья приняла за основу ту версию, которую предложила Привалова. Даже я не говорю, что Мартовскому надо было вынести оправдательный приговор, но суд по меньшей мере должен был засомневаться в версии следствия», — убеждён защитник.

В свою очередь, адвокат Приваловой Алексей Аширов считает, что представители стороны Мартовского «лукавят во всём».

«Человек выехал со второстепенной дороги на главную и потом, как «изобретатель СССР», рисует невероятную картину и, глядя в глаза пострадавшим, объясняет, что он ничего такого не сделал», — заявил RT адвокат.

Аширов считает вполне логичным отказ следствия от проведения полноценной автотехнический экспертизы.

«Если вы выезжаете на железнодорожный переезд и вас таранит поезд, а затем ваша машина кого-то задевает, то зачем тут автотехническая экспертиза? Причинно-следственная связь ДТП состоит в том, что человек выехал на главную дорогу с второстепенной, а уж кто там как тормозил… У меня этот отказ следствия не вызывает удивления. Они заказали экспертизу, провели какие-то расчёты, я потребовал признать их фальсификацией и, не поленившись, сделал свой расчёт. Я поймал их на лукавстве, у меня по их расчётам получился совершенно другой результат», — говорит он.

Специалиста, проводившего экспертизу по заказу Мартовского, Аширов обвинил в том, что он за деньги мог подтасовать результат в пользу заказчика.

Аширова также не удивило столь суровое наказание для пожилого человека.

«Родственники пострадавших требовали для него чуть ли не смертную казнь. По моему личному мнению, человек вёл себя абсолютно вызывающе», — добавил он.

Также адвокат заявил, что сумма ущерба автомобилю Приваловой, с которой не согласна сторона Мартовского, была определена экспертами дилерского центра, у машины на момент ДТП ещё не истёк гарантийный срок. Он планирует подать гражданский иск после вступления приговора в законную силу.

Московский адвокат Марат Аманлиев в беседе с RT выразил удивление нюансами судебного процесса в Хакасии.

«В подобных делах проигнорировать автотехническую экспертизу очень сложно. В делах о ДТП она имеет ключевое значение — нужно выяснять механику ДТП, выяснять, кто что нарушил. По следам на асфальте следователь не может лично делать выводы, потому что он не специалист в области трасологии», — заявил он.

Он считает, что автотехническая экспертиза должна проводиться в любой ситуации.

«Её не проводят, только когда предполагаемый виновник погиб и вина его очевидна. Тут нужно обязательно выяснять причинно-следственную связь. То, что Мартовский выехал на перекрёсток после знака «Уступи дорогу», вовсе не означает, что его действия привели к самому ДТП. Тут ключевой вопрос, выезжала ли она на встречную полосу. Если она точно ехала по своей полосе, а он выехал на перекрёсток, то, конечно, он виноват, а если выезд всё-таки был, то картина уже совсем иначе выглядит», — добавил он

Также Аманлиева удивил приговор Мартовскому. 

«Я не встречал, чтобы человеку за 80 лет давали такой суровый приговор. Это же неумышленное преступление средней тяжести, и чтобы за такое закрывали 83-летнего человека — это очень странно», — подытожил он.

О том, что приговор 83-летнему больному пенсионеру действительно оказался крайне суровым, наглядно свидетельствует российская судебная статистика. Ежегодно публикуемые Судебным департаментом Верховного суда РФ данные говорят о том, что фигуранты «водительской» ст. 264 УК РФ, как правило, отделываются значительно более мягким наказанием, чем это предусмотрено законом.

По ч. 3 ст. 264 УК РФ виновнику грозит до пяти лет лишения свободы.

Согласно последним опубликованным данным, за шесть месяцев 2018 года по такой же статье были осуждены 1287 человек. Из них реальный срок лишения свободы получили меньше половины — 610 человек.

Наказание от двух до трёх лет лишения свободы включительно, то есть как у Алексея Мартовского, получили 138 человек, то есть примерно каждый десятый осуждённый.

355 человек суды приговаривали к колонии на срок от одного до двух лет, ещё 101 человек отделались сроком менее года лишения свободы.

Апелляционная жалоба адвоката Никифорова на приговор Мартовскому будет рассматриваться 24 апреля в Верховном суде Хакасии. Защитник рассчитывает на серьёзное смягчение приговора, а в идеале — на новое разбирательство.

До сих пор шокированные приговором родные ветерана труда считают, что в этот день может решиться его судьба.

10 апреля стали известны результаты обследования Мартовского в Красноярском краевом онкологическом диспансере. Именно из-за необходимости обследовать имевшуюся у него доброкачественную опухоль, аденому простаты, он получил отсрочку и до сих пор не доехал до колонии-поселения.

Обследование показало, что теперь у пенсионера злокачественное новообразование, причём заболевание стремительно прогрессирует.

«Я боюсь, что если суд оставит всё как есть и отца отправят в колонию, то с таким диагнозом живым он оттуда уже не выйдет. Сейчас, как я понимаю, мы успели захватить начальную стадию, после обследования отца поставили на очередь и должны первоначально какой-то препарат назначить. Как он будет лечиться в колонии, я даже не представляю», — заметил в беседе с RT сын Мартовского Андрей.

RT будет следить за судьбой Алексея Мартовского.