«Дело Дрыманова»: «Оставьте $1 млн себе, не будем ссориться»

  • 19 июля 2018 04:09
  • Просмотров: 1201
Фото: moscow.sledcom.ru Фото: moscow.sledcom.ru

Экс-глава ГСУ СК по Москве лично дал указание посреднику при передаче средств за освобождение «авторитета» Итальянца покинуть Россию.

Бывший начальник ГСУ СК РФ по Москве Александр Дрыманов отказался от дачи показаний. По данным «Росбалта», во время предварительного  следствия он уверял, что ни про какие взятки не слышал, а делом в отношении Андрея Кочуйкова (Итальянец) занимался его заместитель —  Денис Никандров. Последний же рассказал: несмотря на неосвобождение Итальянца из СИЗО, клиент решил оставить сотрудникам СК выплаченную ранее взятку в $1 млн. При этом именно Дрыманов, когда данной историей занялась ФСБ, дал указание посреднику при передаче средств — Дмитрию Смычковскому — временно уехать из страны.

Как рассказал «Росбалту» источник в правоохранительных органах, на допросе Александр Дрыманов  много ругался, кричал, заявлял, что стал жертвой провокации. Однако на вопросы по существу отвечать отказался, сославшись на статью 51 Конституции РФ.  Ранее Дрыманов допрашивался по данному делу в качестве свидетеля. По данным агентства, тогда он заявил следователям, что в 2016 году получил докладную записку от  начальника СУ по ЦАО ГСУ СК России Алексея  Крамаренко о необходимости переквалификации преступлений Кочуйкова и Романова на ст. 330 УК РФ (самоуправство). Благодаря этому «авторитет» и его приятель могли выйти на свободу. По версии Дрыманова, он передал записку своему заместителю Денису Никандрову, который дальше и занимался всеми вопросами. О многочисленных процессуальных нарушениях, совершавшихся подчиненными главы ГСУ по «делу Итальянца», Дрыманов ничего пояснить не смог, ссылаясь на то, что «вопросы кураторства уголовных дел полностью лежат на его заместителях». Фактически Дрыманов переадресовал все вопросы к Никандрову. 

 Арест Дрыманова: «Терзает, требуя денег»

Между тем последний, заключив сделку со следствием, рассказал все подробности получения денег. Их «Росбалт» опубликовал ранее. Со слов Никандрова, выходило, что посредником при передаче $1 млн за изменение меры пресечения Кочуйкову выступал бизнесмен Дмитрий Смычковский, состоявший в товарищеских отношениях с Дрымановым и генералом СК РФ Михаилом Максименко. Из этой суммы по $200 тыс. получили Крамаренко, Никандров и Дрыманов, а оставшиеся $400 тыс. забрал себе Максименко.

Несмотря на протесты прокуратуры, представители ГСУ СК РФ решили довести операцию по освобождению Кочуйкова («правой руки» «вора в законе» Захария Калашова) до конца. Но как только он вышел из СИЗО, его вновь задержали сотрудники ФСБ. В результате представители СК оказались в «скользкой» ситуации. С одной стороны, они отработали свой миллион, с другой — Итальянец на свободе пробыл только пару минут. Тем более, что со  Смычковским все дружили, а деньги он платил не свои, а крайне влиятельного человека. Встал вопрос, что делать дальше. 

 На главу следствия Москвы дал показания экс-подчиненный

      На переговоры по данному поводу отправили того же Никандрова.  Вот как происходящее описал сам Никандров:  «Максименко М.И. передал номер его (Никандрова)  телефона Смычковскому Д. Э. Через некоторое время тот позвонил по „ВотсАпу“. Они договорились встретиться на Новорижском шоссе, когда свидетель (Никандров)  будет ехать с дачи. В ходе встречи он подробно рассказал Смычковскому Д. Э. события 14  июня 2016 года, при этом Смычковский Д. Э. сильно нервничал. Свидетель задал Смычковскому Д. Э. вопрос о судьбе денежных средств, переданных им Дрыманову А.А. и Максименко М.И., есть ли необходимость в их возврате. Смычковский Д. Э. назвал фамилию человека, который выступал взяткодателем, однако свидетель ее не запомнил. Смычковский Д. Э. заметил, что этот человек хотел помочь Шакро (то есть Калашову З.К.), а затем, буквально дословно, заявил: „Этот человек понимает, что Дрыманов А.А. и Максименко М.И. сделали все, что могли. Он с ними ссориться не хочет, поэтому возвращать ему ничего не надо“. При этом Смычковский Д. Э. выразил свое негативное отношение к Крамаренко А.И., который, по его мнению, все „запорол“ и в самый ответственный момент уехал. Также Смычковский Д. Э. сказал, что он забрал бы деньги у Крамаренко А.И., но это невозможно. Иными словами, Крамаренко А.И. ничего не отдаст».

То, есть выходит, что вся взятка осталась у ее получателей. Согласно показаниям Никандрова, когда «запахло жаренным» и о получении денег узнали сотрудники ФСБ, Дрыманов лично «дал команду Смычковскому на время уехать из Москвы, так как Смычковский Д. Э. несколько раз общался с „Шакро“ (Калашовым З.К.)». «По мнению Дрыманова А.А., указанное обстоятельство позволяло связать его самого с Калашовым З.К., так как они оба общались со Смычковским Д. Э., которого он (Дрыманов А.А.) постоянно принимал как дорогого гостя. В ходе разговора Дрыманов А.А. выглядел подавленным», — рассказал Никандров.

В результате Смычковский так пока и остается на свободе, он объявлен в розыск.

Герман Александров, ИА РосБалт