Путина подменили?

  • 16 мая 2018 10:38
  • Просмотров: 40384
Фото: kremlin.ru Фото: kremlin.ru

Как гласит известная английская поговорка, леопард не в силах изменить цвет своих пятен. Леопард – не в силах. А вот Владимир Владимирович Путин – еще как в силах. Наблюдая за процессом формирования новой команды российского президента, я уже который день задаю себе вопрос: а не подменили ли случайно ли Путина? А если не подменили, то почему он вдруг принципиально изменил свой подход к кадровым перестановкам и рокировкам?

Судите сами. Путин, к которому мы привыкли, менял министров и прочих вельмож по принципу «шок и трепет». Раз, два, три, публика замри: на пост премьер-министра официально выдвигается никем ранее не просчитанный Михаил Фрадков. Раз, два, три, публика снова замри: непросчитанного Фрадкова меняет еще более непросчитанный Виктор Зубков.

А вот в 2018 году все не так. Если смотреть на внешнюю сторону событий, то главным действующим лицом нынешней серии кадровых перестановок является не сам Путин, вытаскивающий, словно фокусник из шляпы, неожиданные фигуры министров. Главное действующее лицо текущей политической драмы лица, по большому счету, не имеет. Это «мистер Х», таинственный «осведомленный источник», который на условиях анонимности выдает очень точную информацию о кадровых планах российского президента.

«Утечка» со встречи Медведева с депутатами «Единой России», на который бывший и будущий премьер неожиданно обнародовал список своих новых заместителей. «Утечка» о поступившем Алексею Кудрину предложении возглавить Счетную палату

«Утечка» о грядущем уходе на пенсию председателя Конституционного Суда Валерия Зорькина и о приходе в этот суд главного кремлевского юриста Ларисы Брычевой (планируется на роль председателя) и нынешнего главного следователя страны Александра Бастрыкина (планируется на роль рядового судьи).

Не слишком ли много «утечек»? И, самое главное, почему обычно «водонепроницаемый» путинский Кремль вдруг «потек», словно Ниагарский водопад? Рассмотрим все возможные варианты.

Вариант, что таинственный «мистер Х» действует без санкции и ведома Путина, можно отбросить сразу. Несанкционированные утечки – явление хорошо известное и в России, и за рубежом. Например, Трамп регулярно оказывается в дурацком положении из-за того, что некие «добрые люди» в его окружении регулярно сливают в прессу пикантные детали о планах и действиях американского президента. Но в нашем случае такой вариант можно даже не рассматривать. У нас не Америка, где под каждым кустом притаился враг президента. У нас в федеральной политике жесткая дисциплина: за самодеятельность нашему «мистеру Х» быстро отвернули бы голову. А он живехонек – анонсирует все новые и новые кадровые сенсации. Нет, все идет по плану – путинскому плану.

В чем соль этого плана? Не в явлении, которое хорошо известно за границей – утечках с целью зондажа общественного мнения. Например, в 1975 году британский премьер-министр Гарольд Вильсон решил понизить в должности своего министра промышленности – носителя левых взглядов, известного скандалиста Тони Бенна. Но, чтобы оценить размах скандала, который вызовет такое решение, премьер сначала рассказал о своих планах доверенному газетному корреспонденту. Как вы можете оценить, это снова не наш случай. В плане кадровых решений Путина общественное мнение не волнует. ВВП уверен: публика поохает, поизумляется, а затем примет любую его кадровую новацию как должное. Мол, раз Владимир Владимирович так решил, то, значит, так оно и надо!

Что у нас осталось? Чисто российский вариант: Путин дирижирует кадровыми перестановками не с авансцены, а из-за кулис, потому, что, с точки зрения президента, нынешние кадровые новации – это лишь первая часть рассчитанного на несколько лет долгосрочного президентского плана.

Если эта моя теория справедлива, то Путин не отказался совсем от амплуа фокусника, вытаскивающего кадровые сюрпризы из шляпы. Путин лишь изменил «формат волшебства». Фокусник остался на сцене, но стал при этом невидимым для публики. Звучит очень туманно и запутанно? Не просто звучит: туманным и запутанным такое объяснение, собственно, и является. Но, как говаривал товарищ Сталин, «других писателей у меня для вас нет» - пока нет. Моя теория состоит в том, что, действуя в 2018 году, Путин при этом уже держит в уме год 2024 - момент, когда ему придется либо совсем уходить из власти, либо создавать систему управления, которая позволит ему оказывать мощное влияние на российский политический процесс, не занимая кресла президента.

Из этого, конечно, не следует, что все новые назначенцы 2018 года будут сидеть на своих должностях до или даже после следующих президентских выборов. Напротив: я убежден, что ВВП выдвигает сейчас некоторых чиновников, имея в виду передвинуть их на какую-то другую должность в середине своего последнего президентского срока.

И вот что мне еще кажется: Путин исподтишка создает сейчас мелкие политические прецеденты, которые могут оказаться очень важными в будущем. Почему, например, кандидат в премьер-министры огласил список своих будущих замов на встрече с депутатами от правящей партии? Почему кандидатуры министров вдруг стали обсуждаться в думских комитетах? Исходя из политических реалий 2018 года, для Кремля не является обязательным ни то, ни другое. Но, может, Путин уже мыслит в тех политических реалиях, которые будут через шесть лет?

Может, Путин делает сейчас первые шаги в сторону монтажа такой системы власти, при которой реальные полномочия президента будет ограничены резко возросшим политическим весом парламента и правящей партии? Помните фразу, которую произнес ВВП в день президентских выборов 18 марта 2018 года: «Пока я никаких конституционных реформ не планирую». Не стоит ли в этой фразе делать особый акцент на слове «пока»?

Очень даже возможно. Но пока – снова пока – мы можем лишь считывать президентские намеки и делать «зарубки» на будущее. Тем более, что в настоящем у нас тоже есть занятие. Мы можем задумчиво рассуждать о том, что отставка Зорькина давно назрела и перезрела, и что его держали на должности, чтобы не «убивать интригу» в ситуации с Медведевым. Мы можем также делать прогнозы о том, что переход Бастрыкина в Конституционный Суд может указывать на грядущее радикальное переформатирование или даже ликвидацию Следственного Комитета. Путин от нас только этого ждет. Президент знает, как играть с российской публикой – играть, оставляя в своих руках все политические козыри.

mk.ru