Ингушетия vs Чечня: Кремль – в растерянности

  • 07 октября 2018 08:46
  • Просмотров: 5375
Фото: newdaynews.ru Фото: newdaynews.ru

Конфликт Ингушетии и Чечни из-за раздела территорий явно не должен остаться без реакции Москвы. Федеральный центр вынужден будет вмешаться в противостояние, которое может перерасти в нечто большее вплоть до самоопределения Ингушетии. Об этом пишет в авторской колонке для РИА «Новый День» политтехнолог, специалист по политическому PR и массовым коммуникациям на территории Ближнего Востока и Южного Кавказа Денис Коркодинов.

Участники протестной акции, проходящей в Ингушетии, обратились к Президенту России с требованием отставки главы республики Юнус-Бека Евкурова. Протестующие также выдвинули условие организации республиканского референдума о границах с Чечней. Вероятно, Москва согласится с решением толпы: в Ингушетии состоится референдум и Юнус-Бек Евкурова покинет свой пост. Однако федеральный центр не готов вмешаться в территориальные споры между чеченцами и ингушами. В этом случае возможен силовой сценарий развития протеста.

5 октября 2018 года в административном центре республики Ингушетия было сравнительно спокойно. Основанием для тишины послужило совершение всеми участниками протестной акции, включая сотрудников полиции и Росгвардии, пятничной коллективной молитвы. Это позволило несколько ослабить накал страстей в Магасе и ряде других городов республики, а также сформулировать четкую программу действий протестующих. Так, лидеры митинга впервые за два дня акции публично обратились к Президенту России Владимиру Путину с требованием вмешаться в происходящий межнациональный конфликт. Основные требования протеста сводились к незамедлительной отставке главы Ингушетии и проведения республиканского референдума о границах с Чечней.

В создавшихся условиях эскалации межнациональных противоречий у федерального центра, по сути, отсутствует большое поле для политических маневров. Москва отдает себе отчёт в том, что если требования толпы будут проигнорированы, то это может привести к открытым вооруженным столкновениям на территории Ингушетии. При этом существует опасность того, что если Кремль оперативно не выступит в качестве посредника в поиске взаимовыгодного решения, то у ингушской оппозиции появятся основания для требования самоопределения республики, аргументируя это тем, что Москва не способна обеспечить реализацию законных прав ингушского народа и территориальную целостность республики.

В такой практически патовой ситуации Кремль был, пожалуй, только в начале 1990-х годов в период распада СССР, когда национальные окраины некогда союзного государства оказались в состоянии войны за независимость. Между тем, то, что Ингушетия в настоящее время может пойти именно по этому пути, все меньше вызывает сомнений.

Чтобы не повторять сценарий «парада суверенитетов», Москва, скорее всего, начнет заигрывать с лидерами ингушского протеста. Так, вероятно, ключевые требования оппозиции будут выполнены: депутаты республиканского парламента под давлением федерального центра во внеочередном порядке признают соглашение об уточнении границ с Чечней недействительным. Кроме того, будет определена дата республиканского референдума, и глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров уйдет в отставку.

Тем не менее, Москва испытывает серьезные опасения, связанные с тем, что по мере федеральных уступок требования ингушской оппозиции будут расти в геометрической прогрессии, в результате чего федеральный центр окажется в положении, когда ничего больше она не сможет выполнить, не нарушая территориальную целостность России, тогда как лидеры протеста будут настаивать на ещё больших правах и территориальных привилегиях. Такой сценарий может привести к кровопролитию. Это возможно даже в том случае, если Москва решит разоружить ингушский ОМОН, вышедший из подчинения и вставший на сторону протестующих.

Кремль явно пребывает в растерянности. Пока Россия активно реализует свою политику на Ближнем Востоке, внутренние конфликты на ее территории развиваются по возрастающей траектории. Сможет ли в таких условиях Москва нейтрализовать протестную активность в наиболее взрывоопасном регионе – Северном Кавказе – покажет время. Ну, а пока, Россия, затаив дыхание, молчаливо наблюдает за событиями, развивающимися в Ингушетии.

Москва, Денис Коркодинов