В Хакасии есть своя Маргарет Тетчер

  • 12 октября 2018 15:07
  • Просмотров: 1841
Фото: tashtyp3.ru Фото: tashtyp3.ru

Поездка в Большую Сею (Таштыпский район Хакасии) всегда в радость. Удивительное село. Как бы тяжело ни жилось, а вот нет в нём духа бесконечной и тяжкой безнадёги. Так было при главе Большесейского сельсовета Иннокентии Федоровиче Куюкове, так осталось и при его преемнике, точнее преемнице – Тамаре Владимировне Сазанаковой. Мы год не тревожили Сею и сейцев, как раз потому, что отлично понимали – новому главе необходимо втянуться в работу. Все-таки женщина во власти – явление для нашего района нераспространенное... И пока Тамара Владимировна – единственный представитель слабого пола среди девяти глав всех уровней. Как справляется она? И, главное, как живут села и деревни Большесейского сельсовета, в этой статье.

Об улице Речной...

Самая большая радость главы – нынче удалось добиться выделения средств на отсыпку улицы Речной в поселке Верхняя Сея. Её основная особенность – это и не улица, это направление с несколькими домами. Её не отсыпали, дай Бог памяти, лет двадцать.

– Она по берегу проходит и сворачивает выше, переходя в дорогу к сельскому кладбищу. Дорогой или улицей ее трудно назвать – две глубокие колеи – и всё. Но там живет несколько семей и почти в каждой есть дети. Им надо в школу ходить. И вот, в период весеннего половодья или когда наледь прет, у них дороги нет. Можно обойти вдоль горы, но это крюк и плюс небезопасно. Родители на руках переносят детей каждое утро. И после уроков также встречают и несут обратно. А если её отсыпать – эта дорога сыграет и роль дамбы.

– Цена вопроса?

– 800-900 тысяч рублей. Они есть.

– Откуда?

– Дорожный фонд, меня еще Иннокентий Федорович учил, что деньги на множество мелочей распылять не стоит. Лучше решить одну большую проблему.

– А мелкие как?

– И их решаем.

О мелких и немелких проблемах

Как решают? Выкручиваются. К примеру, проблему освещения улиц сумели одолеть, участвуя в конкурсе Министерства национальной и территориальной политики Республики Хакасия на лучшее муниципальное самоуправление. Суть конкурса, столь полюбившегося нашим главам и ставшим действительно серьезной поддержкой, проста – каждый раз защищается определённый проект, а уже конкурсная комиссия выбирает самые достойные из проектов и выделяет средства на его реализацию. В свое время благодаря этому конкурсу появился в Малой Сее мини-стадион. Теперь будут освещены те улицы, по которым ребятишки ходят в школу.

– Стоимость реализации проекта – 300 тысяч рублей. Они есть. Уже закуплены и установлены фонари, установлено и ШУНО, и счетчики, все запускали, пробовали – фонари горят. Но теперь остро встал вопрос документации – есть договоры аренды опор, необходимо получить техусловия. Мы пытались и через личный кабинет на госуслугах, и через МФЦ... Очень тяжело сделать. А так все готово – бери и подключай.

Еще одна проблема – уголь на отопление социальных объектов. Самый «обжора, кушающий топливо» от души и с низкой отдачей – Верхсейский клуб, его бы перевести на печное отопление, но запрещают пожарные службы, вот и держат пока старую кочегарку на одно здание. Как думают выходить из положения? Следующий проект, который сейцы выдвинут на конкурс – реконструкция котельной Верхсейского клуба.

В целом на отопление соцобъектов необходимо более 70 тонн угля. В средствах сельсовет ограничен, но без этого никуда. Удается экономить, отапливая частично дровами, частично углем. Но и это накладно для невеликого бюджета...

О конях, коровах и не только

Быть в сельсовете и не спросить о пастьбе скота, было выше моих сил. Ибо каждый сезон с завидным постоянством проблемы организации выпаса буренок и лошадей будоражат умы и сердца сельхозпроизводителей. Потравы, потравы, потравы... А в Большесейском сельсовете поля подходят вплотную и к Малой, и к Большой Сее. И нежданная радость – пастьба не просто налажена, она ведется до сих пор. Пасут и коров, и лошадей. Причем пастухи с уже изрядным стажем. К примеру, Георгий Петрович Пидюров, он уже более десяти лет пасет скот своих односельчан-малосейцев. В Большой Сее – семейный подряд супругов Канзычаковых Виктора и Валентины. Нижний табун, тот самый, который до сих пор пасут, находится под строгим присмотром Игоря Леонидовича Токчинакова.

И вот это обстоятельство, что пастьба не окончилась вместе с летом, удивляет. Удивляет меня, но не главу. Она пожимает плечами:

– Так осенью и важнее всего пастьбу продолжить. Коровы же по отаве далеко уходят, и искать их та еще проблема. Случалось, мы их дотемна искали. Осенью без пастуха никак. И у нас пастухи надежные. Бывает – устанут. Не без этого. Но это разовые случаи.

И просит:

– Вы их обязательно похвалите. Это тяжелый труд – скот пасти.

Кстати, число голов и КРС, и лошадей в Сее растет. И не сдерживая радости, Тамара Владимировна сообщает:

– Что особенно хорошо, у нас молодежь стала активно заниматься разведением скота, особенно лошадей: Бутонаевы, Трушины, Дёмины... И в основном это молодые семьи.

Радость главы сельсовета трудно не понять. Если молодежь активно взялась за разведение хозяйства, значит, уезжать из села не собираются. А это хороший признак – селу быть!

Бюджет – слёзы. Но рыдать некогда

На вопрос о том, сколько составляет бюджет поселения, Тамара Владимировна закашливается.

– Слёзы?

Глава соглашается.

Иное дело, что рыдать сильно некогда. И крутятся, как могут. Источник дохода – арендная плата за землю да НДФЛ.

– Кредиторку надо убирать, она год от года растет, – поясняет Тамара Владимировна. – Мы получаем только на зарплату, а все налоговые отчисления уходят в долги. Мы уже с теми организациями, с которыми заключаем договоры, прямо говорим, что придется работать через суды. Этот путь самый кратчайший, чтобы выбить из сельсовета деньги. Вот тут заключали договор с подрядчиками, устанавливающими освещение. Я спросила их, готовы ли они к тому, что работать придется через суд. Ответили: готовы, мы так с сельсоветами и работаем, не впервые. Я понимаю, что это не дело. Но таковы условия. И если руки сложить и ждать, когда хорошо заживем, всё вообще развалится. Живем.

О мостах

Живут. Удалось решить огромную проблему – построили мост в Иничуле. Средства получены по программе поддержки и развития малых сел. Эта программа еще долго будет добрым словом поминаться. Она буквально вдохнула жизнь в малые села. И вот позволила решить вопрос, что перед деревней Иничул, она же Красный Труд, стоял не одно десятилетие. Мост обошёлся бюджету республики в 2 миллиона 600 тысяч. Надо бы радоваться, но глава смотрит вперед.

– Скоро встанет проблема с другим мостом, вон второй мост по дороге на Анчул. Разбивают его большегрузами. Ладно, наши родные КамАЗы, так там «американцы» лес везут день и ночь. А у них грузоподъёмность 45 тонн. Когда мост строили, о такой технике и не слышали. Он просто не рассчитан на такую мощность. И разрушается. И никак эту проблему не решить. Если в объезд – то это только через Матур. Кто на это согласится. А у наших, деревенских, покосы за тем мостом.

О лесе

Это боль для главы сельсовета такая, что даже голос дрожит, и прорывается сквозь суровый облик строгого главы сельская женщина, отлично понимающая своих односельчан.

– Лес рубят безбожно. Рядом с деревней уже рубят. А у нас большинство тайгой живут – папоротник, грибы, ягода, черемша, охота. Помню, дед наш возил нас в тайгу и говорил: смотрите, где я ягоду беру, вам в тех же местах брать. Отец возил нас в Таргажуль, там ягоды, грибы брали. Мне детей везти будет некуда. Все выпластали. Курлик, Мамат, Таргажуль... Змеиную Горку в рубку отдали. Жители жалуются, что лес возят через покосы. Уже вон чуть ли не за селом рубят. Те, кто в городе живут, не понимают, что наша жизнь – это тайга. У нас, если посчитать, два десятка рабочих мест наберется или нет? А населения – больше тысячи. Вот и посчитайте, скольких человек лишают куска хлеба. И я не могу ничего сделать – земли Гослесфонда, не сельсовета. Только смотрю. И ведь всё по закону...

Да, по закону, а они бесстрастны эти законы. И давая полное право получить прибыль одному сытому и богатому, они разоряют тысячу сельчан. Бессильный гнев, говорят, самый горький гнев.

О помощниках

Главные помощники главы сельсовета – это женсовет и депутаты сельсовета. О них Тамара Сазанакова отзывается так:

– Состав и совета депутатов, и женсовета обновился. И пока только учатся работать...

Пауза.

– Ничего научатся. Мы же все тут начинающие. Всё вместе делаем.

И тут же называет тех, чья помощь беда и выручка главы сельсовета.

– Депутаты сельсовета Юрий Алексеевич Карамашев, Сергей Леонидович Токчинаков, они же – механизаторы с огромным стажем, чуть что прошу их помочь, к примеру, улицы почистить. Не отказывают. Предприниматели помогают. Алексей Анатольевич Чучумаков, вот, пообещал помочь огородить детскую площадку в Верхней Сее. Выделить пиломатериал.

И, конечно же, никак не обойтись без опытных и проверенных специалистов сельсовета.

– Главный бухгалтер Ольга Михайловна Таскаракова и ведущий бухгалтер Валентина Николаевна Тюкпиекова. За небольшую зарплату ведут бухгалтерию и в клубе, и в сельсовете, все отчеты, всё. Люди с большим опытом, они всегда держат руку на пульсе. Еще и нашей кадровой службе помогают. Вот попросила вернуться Аркадия Егоровича Бутонаева. Он незаменимый специалист по части ГО и ЧС. Один в поле не воин, я никогда бы в одиночку не справилась.

Да, судя по всему помощников у главы хватает. Выжить в условиях сельской жизни можно только всем вместе, плечо к плечу. И поддержка у единственной женщины-главы есть. Но все-таки не выдерживаю и задаю финальный вопрос:

– Тамара Владимировна, слушаю Вас и понимаю – крутитесь, выживаете, боретесь за села и деревни. Непросто это. Женщине обычно хочется убежать в семью. Найти работу спокойнее, тише что ли...

Глава улыбается:

– У меня фотография есть, мой дед сидит вот здесь, в этом сельсовете. Держит меня, шестимесячную, на руках и рядом брат. Мы росли в сельсовете. Потом мама пришла сюда работать, я уже в школе училась. Всегда маме говорила: «Почему ты так поздно приходишь?» Теперь понимаю почему? Потом с Иннокентием Федоровичем Куюковым проработала специалистом с 2011 года. Это была жесткая школа. Иногда слезы лила. Заявления писала, потом эмоции уходили, я оставалась. Иннокентий Федорович многому меня научил, сейчас я ему благодарна, что он меня не жалел. Учил, готовил. И учит до сих пор. И всегда говорит: «На этой работе бывает всё!» Это точно. Мне однажды сказали, мол, не выдержишь – бросишь. Я ответила: «Не дождетесь». Дело не в том, легкая работа или тяжелая, денежная или нет, важно то, насколько это твоя работа. Вот сельсовет – это всегда было мое. Моё село, в котором я выросла, моя работа, мои односельчане. И пока они мне доверяют – не уйду.

Наталья Ковалева, "Земля таштыпская"