Партия власти становится объектом общественного негатива

  • 09 декабря 2018 06:35
  • Просмотров: 1661
Фото: : Алексей Белкин Фото: : Алексей Белкин

На съезде «партии власти» Сергей Кириенко призвал ее обновить и сделать «социальным лифтом». Татарстан предложил опыт КПСС

«Мы для себя ставим задачу, чтобы к циклу 2021 года мы подошли на уровне 45–47%», — заявил вчера на съезде «Единой России» секретарь генсовета партии Андрей Турчак. О том, как Сергей Кириенко хвалил молодое поколение, которое «лучше нас», почему Фарид Мухаметшин предлагал вспомнить забытое старое, а Евгений Минченко призывал забыть об образе «крепкого хозяйственника» и «короля канализации», — в материале «БИЗНЕС Online».

«ПАРТИЯ СТАНОВИТСЯ ОСНОВНЫМ ОБЪЕКТОМ ДЛЯ ПРИТЯЖЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО НЕГАТИВА»

Накануне в столичном «Крокус Экспо» стартовал съезд «Единой России». Весь первый день партийцы вовсю думали, как же обновлять политического «монстра», стремительно теряющего популярность. Так что уже анонсировали собственную высшую партийную школу, мобильное приложение и этический кодекс для членов партии — одним словом, прошлись по тем фронтам, где в последнее время у единороссов случались серьезные проколы. «В основе поведения любого публичного политика должно быть уважительное, внимательное отношение к людям, их проблемам, из этого подхода и вытекает принцип личной скромности. Должна быть ответственность перед избирателями за данные обещания, и спрос с представителя партии всегда больше, чем с любого другого человек», — рассказывал о необходимых моральных качествах единороссов депутат Госдумы Андрей Красов.

Особенно все подчеркивали, что «Единой России» нужна новая кровь — новые люди, пропагандисты и агитаторы. «Главное богатство страны — это люди, а для партии тем более. Главный и единственный ресурс партии — это люди», — подтверждал на съезде первый замглавы администрации президента Сергей Кириенко. Он, в отсутствие Владимира Путина, пожалуй, стал главным гостем и спикером вчерашнего дня, будучи при этом не заявленным в программе.

Удивительно, но Сергей Владиленович демонстрировал радость от того, что страну охватывают брожения. Он рассказывал, что именно «Единая Россия» должна оседлать тренд. «Важнейшая вещь — чтобы партия была инструментом социального лифта. Запрос сегодня в обществе на обновление. Запрос на возможность самореализации невероятный… Говорят, что молодое поколение „какое-то не то“. Они лучше нас, они интереснее нас, они замечательные, потому что главная ценность у молодого поколения — самореализация, она занимает первое место. Мы обязаны создать для них возможности, стать социальным лифтом для людей всех возрастов, в первую очередь молодежи», — призывал он партийных бонз, попутно называя глупостью попытки запретить выступления «современных исполнителей», если их «кто-то не понимает».

Социологи популярно объясняли подоплеку слов Кириенко. Так, глава ВЦИОМ Валерий Федоров указывал: 65% респондентов считают, что стране нужны преобразования в большинстве сфер общества, а еще 28% ждут преобразований в отдельных сферах. «Очевидно, что курс „Единой России“ должен быть созвучен ожиданиям большинства членов нашего общества, — советовал он на дискуссионной площадке „Лидерство“. — Если мы говорим о той партии, которую нужно строить, то это должна быть партия, созвучная и идущая в русле вот этих ожиданий нашего общества, ожиданий перемен». Но готова ли сама партия действительно меняться в угоду времени — это большой вопрос. По мнению Федорова, политическая судьба «Единой России» зависит от самой партии, поскольку пока она лишь притягивает негатив. «Сегодня партия становится основным объектом для притяжения общественного негатива, то есть партии приписывают все, включая то, к чему она вообще не имеет никакого отношения. Причем приписывают негативное, а не позитивное. То есть негатив притягиваем, позитив — нет. Это важная проблема, которая, безусловно, должна быть учтена», — указал глава ВЦИОМ.

«НЕОТКУДА ЧЕРПАТЬ ГИПОТЕТИЧЕСКИХ РАЗРУШИТЕЛЕЙ СИСТЕМЫ»

Тем не менее на съезде, напротив, царил оптимизм. Тот же Кириенко указывал, что еще утром на встрече с секретарями региональных отделений «Единой России» вспоминали, как партия на осенних выборах «выиграла 60 процентов мандатов и по Заксобраниям, и по Гордумам». «Результаты выборов выше там, где было больше встреч и откровенных разговоров, в том числе по сложным вопросам, в том числе по вопросу пенсионной реформы. Там, где представители партии не прятались от этого разговора, открыто шли на разговор, проводили сложные встречи, там и доверие выше», — объяснил успех замглавы администрации президента. При этом ведущий аналитик «Фонда Общественное Мнение» (ФОМ) Григорий Кертман как будто утверждал единороссов в благостном настроении, указывая, что «рейтинг „Единой России“ вышел на плато и будет на нем, видимо, довольно долго». А тут и гендиректор агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов заверял, что «неоткуда черпать гипотетических разрушителей системы».

«В том-то и проблема — потрясатели основ могут быть людьми ноунейм, — спорил с ним президент коммуникационного холдинга „Минченко консалтинг“ Евгений Минченко. — Это самый важный риск. Вы можете подготовиться к противнику, которого знаете, но очень сложно подготовиться к человеку, который подхватывает массовые настроения». Политтехнолог имел в виду как раз те случаи, когда «Единая Россия», к своему великому удивлению, проиграла. Причина — в том числе и использование изъезженных образов прошлого. «Образ крепкого хозяйственника. В новой информационной реальности суровый молчаливый король канализации и пара уже становится все менее востребованным образом у избирателей. Поэтому мы видим, что люди, которые выигрывали с большим отрывом, сегодня оказываются не соответствующими настроению обществу», — указал Минченко. В этот типаж он записал и Андрея Тарасенко в Приморье, и Виктора Зимина в Хакасии, и Вячеслава Шпорта в Хабаровском крае. Еще одна устаревшая модель — образ «своенравного начальника», с которым в выборную кампанию в очередной раз пустилась Светлана Орлова во Владимирской области. «Образ, с которым она заступила на губернаторский срок и с которым разгромно проиграла», — пояснил глава «Минченко консалтинг».

Напротив, те образы, которые сегодня пользуются спросом у избирателей, разыгрывали оппозиционные кандидаты. Например, образ простодушного, в который отлично вписался молодой Валентин Коновалов, ставший по итогам главой Хакасии. «Он демонстрировал образ простодушного: „Я, может, не очень опытен, я, может, не очень четко разбираюсь, но я честен и говорю правду, я хочу разобраться“. И мы увидели сейчас, что человек без бэкграунда, как господин Коновалов в Хакасии, за счет именно этого образа простодушного, искренне верящего и желающего помочь людям выигрывает избирательную кампанию», — описал Минченко.

Еще один удачный пример — образ борца — «человека, который идет на противостояние». «Вы не можете его мочить негативом, для людей важно, что он выражает негативную эмоцию», — добавил эксперт. С таким посылом выборы во Владимирской области выиграл кандидат от ЛДПР Владимир Сипягин. Наконец, один удачный пример продемонстрировала и «партия власти»: образ борца-защитника — это Сергей Носов, победивший на выборах в Магаданской области.

«ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА БУДЕТ ОБОСТРЯТЬСЯ В БЛИЖАЙШЕЕ ВРЕМЯ ЕЩЕ БОЛЬШЕ»

Тот же Минченко в очередной раз повторил излюбленные тезисы о «новой политической реальности», причем не только в России, но и во всем мире. Во-первых, по его словам, появились антиистеблишментые настроения. «У людей, которые имеют возможность с помощью СМИ и соцсетей наблюдать 24 часа в сутки 7 дней в неделю представителей элиты и видеть, какова эта элита на самом деле, у них возникает резонный вопрос: „А почему эти люди ведут такой роскошный образ жизни и по какому праву они нами управляют?“ Если элита хочет оставаться элитой, должна быть готова к тому, чтобы на эти вопросы ответить», — считает политтехнолог, добавляя, что в огромном количестве стран ответы на эти вопросы пока не нашли. Еще одним трендом, по его мнению, является антисословность. «Это прозрачность информационного поля, когда неосторожно сказанное слово каким-то мелким региональным или муниципальным чиновником становится событием федерального масштаба, когда какая-то региональная избирательная кампания становится точкой сборки и внимания в Центральной России. Мы удивились, насколько активно люди стали обсуждать Приморский край, Хакасию, знают фамилии кандидатов, детали», — рассказал Минченко. Тут, конечно, стоило бы вспомнить и про знаменитые перлы про «макарошки», которые «всегда стоят одинаково», и про то, что «государство не просило рожать».

Минченко же указывал, что появляются новые каналы коммуникации, которые начинают вызывать даже больше доверия, чем пресса. «Telegram-каналы сегодня более влиятельны, чем традиционные СМИ, потому что это тот способ коммуникации, который влияет на тех лиц, которые принимают решения. Несколько тысяч премиальной аудитории в Telegram очень часто более значимы, чем сотни тысяч зрителей традиционных телевизионных каналов», — считает он.

В свою очередь руководитель центра изучениях новых коммуникаций Станислав Апетьян добавлял, что уже не только молодежь пользуется интернетом, но все больше людей старших возрастных групп предпочитают искать информацию в сети, а не в традиционных СМИ. «Люди пользуются разными сервисами, нельзя сказать, что есть один универсальный канал взаимодействия с аудиторией. Любая качественная политическая коммуникация должна быть диверсифицированной, она должна быть построена на большом количестве задействованных методов работы с аудиторией», — советовал он. При этом Минченко рекомендовал политикам обзаводиться своими личными каналами коммуникации — будь то Telegram-канал, «Твиттер», «Инстаграм» или страничка в любой другой соцсети. «Если хотите, чтобы ваше послание не искажали, у вас должен быть ваш личный канал коммуникации, — заявил он и заключил. — Политическая борьба будет обостряться в ближайшее время еще больше».

Шаг к цифровизации накануне сделала и «Единая Россия», запустив собственное мобильное приложение «Партия на ладони». В нем есть партбилет, оно интегрировано с порталом «Госуслуг» и сервисом «Наблюдатель». «Это не просто удовлетворит запрос на введение цифровых платформ и сервисов в партии, но и повысит эффективность работы внутри структуры, а также в процессе коммуникаций между депутатами и людьми», — рассказал на съезде депутат Госдумы Артем Туров.

КАК ТАТАРСТАНУ ПРИГОДИЛСЯ ОПЫТ КПСС

«У любой политической партии есть убедительные победы; есть, конечно, поражения и недостатки, — заявил корреспонденту „БИЗНЕС Online“ в кулуарах съезда спикер Госсовета РТ Фарид Мухаметшин. — Те недостатки, которые привели к тому, что в ряде регионов РФ представители „Единой России“ не смогли победить на губернаторских выборах. Делать надо выводы. Надо уметь находить свои ошибки, открыто о них говорить и принимать меры». Какие меры надо принимать, Фарид Хайруллович так и не сказал, зато отметил, что у всех есть «общие сложности», а это в первую очередь «внешний фактор». «Давление на экономику страны санкциями, волатильность рубля к доллару, цены на нефть для нефтедобывающих сырьевых регионов», — перечислил он.

По словам Мухаметшина, все регионы привезли на съезд свои предложения и опыт работы. Судя по всему, Татарстан в этом плане решил, что все новое — это хорошо забытое старое. «Виктор Степанович Черномырдин когда-то сказал, что, какую партию ни строй, все равно получается КПСС. КПСС была ценна своими формами и методами работы с первичными партийными отделениями и кадровой подготовкой специалистов партийной работы. Мы используем это в Татарстане на различных площадках. Это вызвало большой интерес у Сергея Кириенко. Он прокомментировал и поддержал, что в тех условиях, когда более 60 партий зарегистрировано в минюсте России (они все политические оппоненты „Единой России“), нам нужно очень тщательно подбирать и обучать партийный актив», — заявил спикер Госсовета РТ журналистам.

В «Единой России» вчера решили, что лучше всего с проблемами в агитации и пропаганде справится Высшая партийная школа (еще одно знакомое название). Как заявил Турчак, в ней будут готовить «политических борцов» для избирательных кампаний. «Нам нужны свежие агитаторы и пропагандисты, это то, где партия зачастую недорабатывает», — объявил он.

В качестве KPI Турчак намерен к выборам 2021 года поднять рейтинг «Единой России» до 45–47%. «Совсем недавно партийные рейтинги „Единой России“ опустились к отметке 31 процента, сейчас мы „отросли“ на шесть пунктов. Мы для себя ставим задачу, чтобы к циклу 2021 года мы подошли на уровне 45–47 процентов… Тяжело будет, безусловно, вернуться к тому, с чего мы стартовали год назад: когда мы стартовали, у нас было 52–54 процента», — с ностальгией вспоминал он времена «крымского консенсуса».

Сегодня съезд продолжит работу. После обеда партийцы ждут главного гостя — президента Путина.

«БИЗНЕС Online»