Против кого играет сегодня прокуратура Хакасии: Зимина или Аешина?

  • 18 декабря 2018 09:18
  • Просмотров: 3783
Против кого играет сегодня прокуратура Хакасии: Зимина или Аешина?

Любопытные акценты расставила «Тайга инфо», комментируя представление надзорного органа кабмину Хакасии с требованием приостановить деятельность печально известного перинатального центра. Примечательно смещен смысловой центр тяжести уже в заголовке - «Прокуратура Хакасии потребовала закрыть построенный при Зимине перинатальный центр».

Медучреждение не только построено при бывшем губернаторе, оно обрело скандальную славу исключительно благодаря самому Виктору Михайловичу и его команде управленцев, где каждый третий (если не второй) попал в поле зрения правоохранительных органов.

Загрузка...

В течение длительного времени подчиненные с разных трибун славили губернатора, сумевшего выбить из федерального центра миллиарды на учреждение здравоохранения, которое Хакасии и не полагалось вовсе. И дружным хором благодарили Владимира Путина за эту возможность.

Освоение федеральных средств сопровождалось известной сумятицей, которая позволила вольно распоряжаться ими. Настолько вольно, что уголовное дело в отношении экс-министра финансов Семена Аешина до сих пор не вышло в закономерную завершающую фазу.

По поводу прокурорского представления вполне резонно предположить: перспектива закрытия перинатального центра, на строительство и оснащение которого затрачены миллиарды государственных средств, аукнется реальной перспективой экс-главе региона или его подчиненному? Или станут отвечать в тандеме?

Сегодня уже известные обстоятельства можно высветить в ином более невыгодном для чиновников свете.

Для этого стоит освежить память: в ноябрьской публикации минувшего года 19rus.info речь шла об обстоятельствах рассмотрения в Верховном суде Хакасии апелляционной жалобы на приговор Семену Аешину.

Напомним, 13 ноября чиновника оправдали и признали за ним право на реабилитацию. Семен Аешин обвинялся в нецелевом использовании средств. Он перекинул деньги, предназначавшиеся на строительство перинатального центра, на другие статьи расходов.

Примечательно, Аешин вольно распорядился предназначенными на строительство перинатального центра целевыми федеральными средствами, которыми изначально располагал Территориальный фонд обязательного медицинского страхования.

Средства пошли на иные цели, а на строительстве перинатального центра возникла кредиторская задолженность перед подрядчиком за выполненные работы.

По версии следствия, объем произведенных в 2014 году за счет средств Фонда расходов составил 1,65% от суммы полученных средств. Средства Фонда в сумме более 2 млрд рублей по состоянию на 1 января 2015 года не были использованы на строительство перинатального центра, а у Минфина Хакасии отсутствовало право распоряжаться субсидией из Фонда по собственному усмотрению.

Заслуживает внимание и другие скандальные подробности уголовного дела.

«Суд первой инстанции в приговоре подменяет понятия «не использованные» и «неосвоенные» денежные средства, ссылаясь на показания свидетелей Виктора Зимина, Юрия Лапшина, Олега Нама, Надежды Максимовой, Ирины Войновой и других должностных лиц правительства РХ и Минфина РХ, чьи показания нельзя признать объективными по причине их вовлеченности в существовавшую противоправную практику нецелевого расходования средств внебюджетных государственных фондов», - сказано в апелляционной жалобе.

Кстати, в деле есть весьма любопытные факты, а именно, телефонные переговоры Владимира Титова и Юрия Лапшина. Два высоких чина говорили о том, что непосредственно после поступления денежных средств из ФФОМС в ТФОМС РХ их судьба была уже решена – они будут потрачены Минфином РХ не на строительство перинатального центра, а на иные цели.

Есть и задушевные беседы Аешина и Нама о том, что деньги ФФОМС Аешин аналогично расходовал на иные нужды и в 2015 г., о чем свидетельствует его фраза «отыграли перинаталкой»; почти что сыновий разговор Аешина и депутата Госдумы Надежды Максимовой, которую он просил обратиться к должностным лицам Минфина России о подготовке письма с разъяснением, что средства субсидии могли тратиться на иные нужды, чтобы впоследствии представить его в суд.

Почему должностные лица региона давали «нужные» показания? Потому что аналогичная практика расходования бюджетных средств сложилась в Хакасии давно. О ее пагубных последствиях напомнил «Коммерсант» в публикации «Хакасский министр покрыл недостачу кредитами».

Как полагало следствие, чиновник нецелевым образом расходовал выделенные из федерального бюджета средства на строительство перинатального центра в Абакане, а возникшую недостачу Аешин покрыл кредитами, выплачивать которые будет бюджет региона.

После возбуждения уголовного дела защищать министра финансов взялась пресс-служба бывшего главы региона.

«Никаких кадровых решений в отношении Семена Аешина не готовится. Для возбуждения уголовного дела нет никаких оснований. Он не опрашивался следствием, не проводилось никаких проверок по заявленным основаниям. Уголовное дело возбуждено исключительно по личному распоряжению прокурора Хакасии Виктора Ломакина»,— заявили в пресс-службе республиканского правительства «Коммерсанту».

Денежные перипетии в конечном итоге сказались на сроках, а как сейчас утверждается, и на качестве строительных работ. Значительное отставание пытался устранить сибирский полпред Сергей Меняйло, бывая наездами в Хакасии.

Более того, в июне минувшего года полномочный представитель президента в Сибирском федеральном округе устроил разнос властям Хакасии за бездействующий перинатальный центр.

На его строительство республика получила из федеральной казны более 2 млрд рублей. Разрешение на ввод центра в эксплуатацию было получено еще 30 декабря 2016 года, установленный Минздравом России срок начала работы учреждения – март 2017 года, но лицензия не получена.

Именно тогда, 30 июня 2017 года, Сергея Меняйло заявил:

«Выполнен большой объем работ, но центр все равно простаивает из-за некачественного выполнения работ и непродуманных организационных действий».

Авральный режим благополучно сказался на сроках и негативно на качестве работ. В торжественной обстановке центр запустили, более года спустя у прокуратуры возникли существенные претензии к лечебному учреждению.

Предпримут ли надзорные органы попытку увязать в один узел все перипетии этого дела?