Первый замглавы Хакасии Андрей Асочаков: Пока сложно и легче не будет

  • 18 января 2019 18:35
  • Просмотров: 6105
Фото: 19rusinfo Фото: 19rusinfo

Первый заместитель главы Хакасии Андрей Асочаков, побывавший сегодня в гостях у редакции 19rus.info, уверен: на благо республики нужно просто работать, не обращая внимания на развернувшуюся вокруг региона и Валентина Коновалова информационную войну.

В обширном более чем получасовом интервью Андрей Асочаков рассказал о мусоре, премиях, предвыборных обещаниях. Ответил на все удобные и неудобные вопросы

- Андрей Серафимович! Очень рад, что пришли, спасибо за принятое вами приглашение прийти к нам для разговора. Кстати, сразу вопрос. Серафимович — очень редкое отчество. Почему вашего отца назвали Серафимом?

- А это надо издать историю региона. В Аскизе, рядом есть село Бондарево, которое раньше, до 1962 года, называлось Иудино. Там жили сосланные из Воронежской губернии 1840-х годов молокане и «субботники» - это люди, принявшие иудаизм. И поэтому там было очень много библейских имен. И села вокруг Иудино обменивались с ним этими своими именам в процессе проживания. И поэтому у части хакасов в этом районе есть такие имена — Абрам, Иосиф, Серафим и так далее. Поэтому такая традиция сложилась, все нормально. А потом Серафим и херувим — это предвестники, посланники Бога, отличающиеся только количеством крыльев. Один шестикрылый, другой семикрылый.

- Тогда почему вы названы в честь какого-то Андрея? Это тоже какой-то ваш родственник?

- Нет, в данном случае не родственник. Так случилось, что меня назвали Андреем, а брата - Виссарионом. Отец страшно уважал Иосифа Виссарионовича. Поэтому чтобы скрыть этот вопрос, он назвал брата моего Виссарионом, а меня Андреем.

- Все понятно, это любопытно, это добавляет новый штрих к вашей биографии. Что ж, давайте работать для наших читателей. Прошло два месяца, как к руководству республикой приступил Валентин Коновалов. Как вы считаете: что сделано главой Хакасии и вами, чтобы Хакасия жила и развивалась? Чтобы республика не пришла к тому положению, которое ей рисуют разнообразного рода критики?

- Эти два месяца были, конечно, самыми пока сложными, хотя и предстоящий период, конечно, легким не будет. Для сведения: в этот период еще не было сформировано правительство. Заместителей не было, поэтому я в большей степени уделял свое внимание такой черновой, аппаратной работе по вытягиванию некоторых отраслей, удержанию их на плаву. Основные итоги работы просты.

Мы сумели принять бюджет на будущий год. Он был подготовлен предыдущим правительством, мы проанализировали его и поддержали.

Второе: удалось завершить год без больших задолженностей. Если сравнить кредиторскую задолженность, переходящую на 1 января прошлого года, на 2018-й, мы на порядок ее снизили. Также почти на два миллиарда снижен государственный долг. Наверняка многие читатели просто не знают, на каком пределе работало правительство, начиная с 24 ноября и заканчивая 14 декабря. В этом промежутке мы вернули 2 миллиарда рублей казначейских кредитов, которые дали Михаилу Развожаеву для разблокировки счетов муниципалитетов и бюджетных учреждений.

Эти ресурсы давались примерно на месяц, поэтому важно было новому правительству эти деньги своевременно вернуть в федеральный бюджет. Мы мобилизовали для этого все возможные ресурсы. Долги всегда нужно возвращать вовремя и в срок. А до середины ноября мы с вами жили просто, что называется, с колес. И только позже мы получили то, что уже должны были получить от федерации — примерно миллиард двести миллионов рублей, что дало возможность выполнить все накопившиеся обязательства. Мы работали тогда по 14-15 часов в сутки, чтобы выжить и финансово устоять, завершить год.

Во время избирательной кампании многие управленческие вещи были, конечно, расбалансированы. Нужно было не только нормально войти в зимовку, но и выйти из тех критических моментов, которые были — примерно треть объектов жизнеобеспечения Хакасии не имели паспортов готовности. Нужно было организовать эту работу, бесперебойно, особенно по некоторым котельным. Из 169 источников генерации тепла в республики проблемными были примерно 82. все это нужно было купировать, обеспечить всех углем. Да, был небольшой суточный сбой в Черногорске — мы эту схему отработали, вытащили. Зиму мы пока проходим (стучит по столу, чтобы не сглазить), зимуем. Если какие-то сбои бывают, то это обычные технологические аварии, которые объяснимы и устраняются.

Еще одна сложная проблема — накопившиеся долги по энергетике. Сразу скажу: ситуация усугубляется, поэтому нужно предпринимать стратегическое решение. Летом 2017 года Хакасия потеряла по этой теме так называемую «последнюю милю» - и за полтора года цена на электричество возросла примерно до 25%. это было большим ударом для малого и среднего бизнеса, который ощущает это все до сих пор. И таких провалов очень много.

- Говорит ли это о том, что в ближайшие год-два власти Хакасии будут стремиться вернуть в регион «последнюю милю»? Чтобы смягчить это положение для малого и среднего бизнеса?

- Хакасия — уникальный регион, который является энергоизбыточным. А проблема есть. Хакасия вышла из «последней мили» в 2017 году, другие регионы тоже постепенно выходит, процесс растянут до 2029 года. Стоит вопрос: Хакасии снова бороться за «последнюю милю» или искать другие варианты? Например, попасть на другую оптово-ценовую группу по закупке электроэнергии. Этим вопросом я и планирую сейчас заняться в самое ближайшее время. Специалисты уже занимаются обоснованием этого перехода.

Так что сейчас практически работа правительства идет не на развитие Хакасии, а на удержание существующей ситуации. И на формирование базы для будущего развития.

- Есть такое слово — саботаж. Скажите, новые власти Хакасии столкнулись с саботажем со стороны подчиненных вам людей, оставшихся от прошлой команды?

- Я так никогда не буду говорить. Потому что надо работать с людьми, которые есть. Явного саботажа я нигде не видел. Хотя... идут информационные войны, политика есть политика, здесь всегда идет какая-то борьба. Борьба мнений, подходов, оценок и так далее. Вы это тоже прекрасно знаете и чувствуете. Но так как мы хозяйственники, мы должны настраивать людей на созидательную работу. Так что я не вижу саботажа среди людей, которые остались в системе государственного управления республикой. Те, кто не хотел работать, добровольно ушли.Они честно поступили, честь и хвала им.

- Многие говорят об обещаниях, которые давал глава Хакасии Валентин Коновалов во время своей избирательной кампании. Безусловно, часть этих обещаний должен будет реализовывать его первый заместитель. Что вы думаете по этому поводу?

- Конечно, во время избирательной кампании, когда идет борьба за общественное мнение, звучат разные обещания.

Вот сейчас идут разговоры об обещаниях по «детям войны». Примерно 30 тысяч жителей Хакасии подпадают под это определение. Но принять этот закон в том виде, в каком бы нам хотелось и по примеру других субъектов мы сейчас не можем — ограничены соглашением с Федеральным казначейством по поводу не увеличения дополнительных расходов и дачи каких-либо льгот. Но мы обязательно придумаем формулу, как,  каким-то образом отметить детей войны к 9 мая. Поэтому те обещания, которые давал глава республики во время избирательной кампании мы, образно говоря, раскассируем по срокам и по времени и будем спокойно и плавно к этому всему двигаться. Все обещания одновременно не исполняются. Пример по детям войны я уже привел — мы обязательно что-то сделаем к 9 Мая, а дальше будем разрабатывать соответствующий закон.

- Верховный совет Хакасии принял бюджет республики на 2019 год и разделили с властями республики всю ответственность за исполнение бюджета. Скажите: как вы думаете, региональный парламент понимает эту ответственность?

- Ни в одном регионе нет такого парламента, как у нас. У нас присутствуют практически все крупные партии, которые отражают состав нашего общества — за партиями этими стоят десятки тысяч людей, избирателей. И то, что в нужный момент наши парламентарий консолидировано принимают бюджет, говорит об их ответственности перед избирателями. Да разногласия существуют, они должны быть. И правительство РХ готово в этом случае работать с каждой политической группой. И вы уже обратили внимание, что в составе правительства есть представители самых разных партий. Это нормально! Надо работать на консолидацию общества, на объединение позитивных начал.

Так что парламент у нас очень зрелый, мы с ним взаимодействуем. Да, с критикой — она должна быть.

- Еще одна больная проблема — проблема внедрения в Хакасии мусорной реформы. Здесь работает компания «Аэросити-200». Вокруг этой темы масса слухов и скандалов. Какова позиция правительства Хакасии в отношении регионального оператора сейчас?

- Во-первых, законодательство надо выполнять. В России создается новая отрасль. Оставлять эту систему без регулирования невозможно. Всем давалось время, чтобы к этому подготовиться. Другой вопрос — как это реализовано?

До прихода нового правительства все эти вопросы были реализованы. У Хакасии появился региональный мусорный оператор. Я говорю своим коллегам в правительстве: если есть претензия к региональному оператору или процедуре конкурсного отбора, к тарифам — давайте формулировать эти претензии и подавать исковые заявления. И параллельно начинать работать. И я сторонник параллельной работы. Поэтому в течение декабря-января я провел полтора десятка встреч с региональным оператором, чтобы выяснить: как все правильно организовать, чтобы это работало, чтобы мягко войти в реформу?

Поэтому, грубо говоря, насколько можно было отжать все — мы отжали. Хакасия вошла в реформу. И продолжает дальше входить, но входить мягко. И входить следующим образом: регоператор с субподрядчиками вывозит мусор с тех площадок, откуда и вывозили. Новых маршрутов — нет. Далее мы выходим на оптимальный тариф, тот тариф, который предлагался — предельный, он может быть ниже. Далее регоператор с участием глав местного самоуправления и при общественном контроле должен будет найти оптимум. Когда эта система будет отработана — только тогда мы будем вводить дополнительные маршруты.

Нами уже установлен контроль за регоператором, еще больший контроль будет установлен за субподрядчиками, чтобы те вместо мусора воздух не вывозили. Также оператора мы настраиваем на то, чтобы он не только вывозил мусор, но и занимался его разделением на соответствующих полигонах с последующей переработкой. Да, будет недовольство, будет возмущение, но каждый случай придется разбирать отдельно.

- Следующая тема — Абаза, рудник, налоговая инспекция. Что будет с этим городом в ближайшие год-два?

- Предыдущее правительство приняло очень правильные меры по спасению рудника. Любыми путями. Речь ведь идет не о руднике — в Абазе проживает семь с половиной тысяч человек. На предприятии работает более 700 человек. Позавчера я весь день провел в этом коллективе, все полностью просмотрел. Каждый месяц я со своей командой теперь 1-2 дня буду посвящать только Абазе. Поймите: банкротство — это не обязательно уничтожение предприятия, это — процедура оздоровления. И мы должны реально это организовать. То, что налоговая действует... Это ведь не наша республиканская налоговая, а федеральная налоговая инспекция. Люди просто тупо, извините за выражение, хотят вернуть задолженность, которая образовалась. Мы же говорим: пусть предприятие работает, мы задолженность реструктуризуем и вернем. Эта проблема досталась правительству РХ, ее мы будем решать для блага жителей республики и конкретно Абазы.

- О вас ходит очень много слухов и сплетен, легенд и домыслов. Я слышал о том, что вы работаете то на «Единую Россию», то на КПРФ. Так чей человек Андрей Асочаков?

- Я беспартийный. Я люблю Хакасию. Так сложилась судьба, что определенное время я работал за пределами Хакасии. И вот наступил момент, когда я должен отдать долг — то, что в меня вложили Хакасия и общество. Поэтому принадлежу Хакасии.

- За эти два месяца, пока у власти Валентин Коновалов, Хакасию сотрясли два крупных скандала. Народ уже окрестил их «дебильным» и «премиальным». Начнем с «дебильного». Хакасия, ее руководитель и общество республики были оскорблены журналистом Михаилом Леонтьевым. Валентин Коновалов по каким-то причинам не стал комментировать этот скандал. Промолчал. То же самое сделал его первый заместитель. Вы могли бы объяснить свою позицию в этом вопросе?

- Очень просто. Я не могу опускаться на ЭТОТ уровень. Это уровень внутренней культуры человека. Сказано: не суди, да не будешь судим. Как все это надо воспринимать? Он так высказался, другой еще хлеще, а третий — похвалил... И что? Каждому кланяться и объясняться? На этот уровень не опускаемся. Надо держать себя... Самим собой надо быть. А не уподобляться другим.

- Теперь о скандале с премиями членам правительства. Все об этом знают уже все. Тоже хочу, чтобы вы его прокомментировали и сказали: что на самом деле произошло?

- Я тоже за этим слежу. Министр финансов Ирина Войнова все подробно объяснила. Никто ниоткуда денег на премии не брал. Если перевести их из процентов в денежное выражение — это будет смешно. Я очень просто скажу: эта система существует, она существовала и ранее. Юлия Исмагилова уже заявила, что будет публиковать свою зарплату каждый месяц. Все почему-то считают, что зарплаты у нас огромные...

Единственно, что вопрос будоражит людей, мол, мало работали и получили... Эти премии гораздо ниже, они снижены специально. Эти пропорции совсем другие. Люди возмущаются: как так?! Полтора месяца поработали — получили премии! Так вот как раз коэффициент-то по расчетам премии и был снижен с учетом времени их работы.

Давайте так. Если бы этого скандала не было — был бы другой. Я откровенно говорю. Действительно, может быть, это многих беспокоит и тревожит. Особенно в условиях ухудшения жизни у многих. Есть вопросы. Но!

Если сравнить те премии, которые получили другие госслужащие, и мы получили — это просто смешно. Это — политика. Это информационная война. Мы спокойно к этому относимся.

Я бы хотел обратиться к жителям. Поймите нас правильно. Мы как публичные люди всегда будем на прицеле. И всегда в нас будут искать изъяны и ошибки. Они, наверное, будут — и есть. Поэтому я великодушно прошу наших людей, чтобы они с пониманием относились к нашим сложностям, трудностям, а возможно и ошибкам.

- И, наверное, последний вопрос, который очень сильно всех волнует. Это состояние малого и среднего бизнеса Хакасии, который переживает сейчас очень нелегкие времена. Налоги, тарифы, желания бизнесменов уехать из Хакасии или перерегистрировать свой бизнес за пределами республики. Бизнес нужно возвращать. Разумеется, быстро этого не сделать. Какие шаги намерены предпринять по этой теме новые власти Хакасии?

- Вы затронули очень сложный и трудный вопрос, потому что он носит глубинный и системный характер кризиса. Вся проблема в чем? На региональном уровне большинство этих вопросов не решить. Потому что существующая экономическая политика в стране, которая сложилась - она немного не так идет. Я одобряю политику Путина, но получается, что внутренняя экономическая политика идет как-то не так.

Говорится одно, а происходит фактически другое. К примеру, заморозили налогообложение — а поборы-сборы увеличили. Система «Платон», тахографы и так далее. То есть вы понимаете — это все не уровень региона. Или взять систему налогообложения фонда оплаты труда. Это все не стимулирует. Малый и средний бизнес, уйдя в Иркутск или Красноярск из Хакасии, испытывает тот же самый пресс, что и здесь. А еще они, бизнесмены, к сожалению, уходят в тень.

Так что вся проблема в той экономической среде, которая сложилась. Любой бизнесмен, чтобы легально платить зарплату, сталкивается с тем, что на фонд оплаты труда ложится 40% налоговая нагрузка. Это, повторяю, не стимулирует бизнес работать над дополнительным продуктом, над производством.

И второе. 72-я статья Конституции России. Я имею в виду вопросы совместного ведения. Там по 32-м позициям Российская Федерация и субъект РФ должны договариваться. Но уже получилось так, что все эти полномочия уже централизовались, отошли к Москве. И если я здесь что-то захочу сделать, то я могу лишь распорядиться карьером по добыче песка или нерудных материалов — и все! А все остальное регулируется за пределами Хакасии.

Возвращаюсь к малому и среднему бизнесу. Развиваться он может только вокруг крупных предприятий. А структура крупных предприятий у нас добывающая, а не перерабатывающая. Поэтому этот вопрос очень сложный, трудный. Нас правильно по этому поводу сегодня критикуют, мол, вы определитесь, какая у вас политика и так далее. Но мы сегодня кроме пожеланий развивать малый и средний бизнес выделять какие-то дополнительные ресурсы для этого пока, к сожалению, не можем. Это наша проблема, это наша боль и трагедия, наверное.

- Что ж — это ваш честный ответ. Спасибо вам огромное за разговор. Всего вам хорошего, успешной работы на новом посту.

 Беседовал Игорь Саськов